О заведомой фальсификации государственного обвинения Виктора Медведчука в совершении преступлений

27.12.2021 20:53

О заведомой фальсификации государственного обвинения Виктора Медведчука в совершении преступлений

Политическое преследование властью председателя Стратегического совета политической партии ОПОЗИЦИОННАЯ ПЛАТФОРМА - ЗА ЖИЗНЬ Виктора Медведчука путем инспирирования уголовных дел по обвинению в совершении тяжких преступлений, связанных с государственной изменой, нарушением законов и обычаев войны, содействием террористической организации, продолжается с мая 2021 года и имеет признаки масштабной спланированной кампании, направленной на борьбу с политическими оппонентами, для реализации которой привлечен административный репрессивный аппарат и используются все противоправные средства, включая оказание давления и шантаж представителей судейского корпуса.

Приведенные выводы нашли свое подтверждение при избрании меры пресечения лидеру партии 13 мая 2021 года по делу, по которому инкриминировалось (вымышленное, существующее лишь в сознании представителей органов прокуратуры) покушение на разграбление национальных ценностей в Автономной Республике Крым. В судебном заседании стало очевидным, что в действиях Виктора Медведчука отсутствуют не только признаки совершения преступления, но и отсутствует само событие преступления. Несмотря на надуманность обвинений и фальсификацию доказательной базы, суд, поддавшись давлению власти, избрал меру пресечения в виде домашнего ареста. По этому делу Виктор Медведчук находился под круглосуточным домашним арестом 5 месяцев и 17 дней.

Предвидя крах своих безосновательных обвинений, прокуратура инспирировала новое уголовное производство в отношении Виктора Медведчука, которое по бессмысленности обвинений, можно с уверенностью констатировать, превзошло предыдущее. Речь идет о так называемом угольном деле, в котором председателя Стратегического совета партии "заподозрили" в государственной измене и содействии террористической организации из-за закупки государственными компаниями угля с временно неподконтрольных территорий Донецкой и Луганской областей. 12 октября 2021 года Виктору Медведчуку судом была избрана мера пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста до 19 ноября 2021 года, который в дальнейшем был продлен до 14 января 2022 года.

Не прибегая к предоставлению правовой оценки надуманности и необоснованности обвинений против Виктора Медведчука и детальному анализу сути указанных дел с точки зрения материального права, необходимо обратить внимание на процессуальные аспекты незаконности продления срока домашнего ареста сверх предельных сроков, установленных уголовным процессуальным законом, следствием чего стало незаконное лишение свободы.

В силу предписаний частей первой и второй статьи 29 Конституции Украины каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть арестован или содержаться под стражей иначе как по мотивированному решению суда и только на основаниях и в порядке, установленных законом.

Конституционный Суд Украины в Решении от 13 июня 2019 года № 4-р/2019 подчеркнул, что Украина, как правовое государство, отдает приоритет гарантированию прав и свобод человека и гражданина. С этой целью государство обязано вводить юридическое регулирование, отвечающее конституционным нормам и принципам, необходимое для обеспечения реализации прав и свобод каждого лица и их эффективного восстановления. При этом отдельные конституционные ценности, в частности неприкосновенность человека как гарантия от посягательств со стороны других лиц на права и свободы, в первую очередь основополагающее право на свободу, нуждаются в усиленных гарантиях их защиты.

Согласно установленной практике Европейского суда по правам человека (далее - ЕСПЧ) по результатам и способам применения как содержание под стражей, так и домашний арест приравниваются к лишению свободы. Таким образом, избрание лицу меры пресечения в виде домашнего ареста должно осуществляться судом исключительно на основаниях и в порядке, установленных законом - Уголовным процессуальным кодексом Украины (далее - УПК Украины).

Задачами уголовного производства являются, в частности, обеспечение быстрого, полного и беспристрастного расследования и судебного разбирательства с тем, чтобы каждый, кто совершил уголовное правонарушение, был привлечен к ответственности в меру своей вины, ни один невиновный не был обвинен или осужден, ни одно лицо не было подвергнуто необоснованному процессуальному принуждению и чтобы к каждому участнику уголовного производства была применена надлежащая правовая процедура (статья 2 УПК Украины).

Согласно части шестой статьи 181 УПК Украины, совокупный срок содержания лица под домашним арестом во время досудебного расследования не может превышать шести месяцев. По истечении этого срока определение о применении меры пресечения в виде домашнего ареста прекращает свое действие и мера пресечения считается отмененной.

Действующее законодательство не содержит правила, по которому предельный срок содержания под домашним арестом должен исчисляться по каждому уголовному производству отдельно, если эти производства расследуются в течение одного и того же промежутка времени.

В то же время в предписаниях части шестой статьи 181 УПК Украины использована правовая дефиниция "совокупный срок" при определении максимально возможного шестимесячного промежутка времени для содержания лица под домашним арестом во время досудебного расследования. Приведенное указывает на необходимость сложения (прибавления) временных промежутков, во время которых в отношении одного и того же лица действовала мера пресечения в виде домашнего ареста по разным уголовным производствам, расследуемым одновременно или последовательно.

По положениям статей 7 и 8 УПК Украины, общая основа уголовного производства - верховенство права, составной частью которого является один из фундаментальных аспектов - принцип правовой определенности, в контексте которого также следует рассматривать приведенные обстоятельства данных производств.

Соблюдение принципа правовой определенности заключается в таких общеправовых категориях, как предсказуемость законодательных положений, качество и точность закона (дела "Брумареску против Румынии", "Александр Волков против Украины"). В данном аспекте ЕСПЧ в решении по делу "Веренцов против Украины" отметил, что ответственность за преодоление недостатков законодательства, правовых коллизий, пробелов, интерпретационных сомнений лежит в том числе и на судебных органах, применяющих и толкующих законы.

При этом ЕСПЧ неоднократно обращал внимание на несовершенство действующего законодательства Украины и необходимость соблюдать принцип правовой определенности. Приведенные выводы ЕСПЧ, в частности, высказывает в решениях по делам "Елоев против Украины" от 6 ноября 2008 года, "Фельдман против Украины" от 8 апреля 2010 года, "Харченко против Украины" от 10 февраля 2011 года и т. д.

Решением ЕСПЧ от 14 октября 2010 года по делу "Щокин против Украины" определена концепция качества закона с требованием, чтобы он был доступным для заинтересованных лиц, четким и предсказуемым в своем применении. Отсутствие в национальном законодательстве необходимой четкости и точности, которые предполагали возможность разного толкования такого вопроса, нарушает требование "качества закона". В случае если национальное законодательство допустило неоднозначное или множественное толкование прав и обязанностей лиц, национальные органы обязаны применять наиболее благоприятный для лиц подход. То есть решение коллизий в законодательстве всегда толкуется в пользу лица.

Данная правовая позиция применяется государственными судами. Верховный Суд, в частности, в постановлении от 20 августа 2019 года (дело № 759/10001/18), обосновывая свою позицию решением ЕСПЧ по делу "Щокин против Украины", пришел к выводу о необходимости применения норм, улучшающих положение лица.

Таким образом, обязанность суда в первую очередь заключается в защите конституционных прав и свобод лица. При возникновении ситуации, при которой нужно выбирать, чему отдать приоритет: узкой интерпретации нормы, приводящей к одному результату, или расширенному толкованию, которое приведет к более эффективной защите конституционных прав и свобод, - следует делать выбор в пользу последнего, учитывая также соблюдение баланса общественных и частных интересов.

Системный анализ предписаний Конституции Украины, УПК Украины и практики ЕСПЧ однозначно свидетельствует, что избранная Виктору Медведчуку мера пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста не могла продолжаться дольше чем до 13 ноября 2021 года.

Однако такие очевидные вещи оказались слишком сложными для судей, которые, в нарушение норм уголовного процессуального закона и решений ЕСПЧ, незаконным способом, на чисто формальных основаниях избрали Виктору Медведчуку меру пресечения в виде домашнего ареста на срок сверх предельных 6 месяцев, установленных УПК Украины.

Следовательно, продление круглосуточного домашнего ареста Виктору Медведчуку на более чем шестимесячный срок (после 13 ноября 2021 года) противоречит предписаниям статьи 29 Конституции Украины, статей 2, 7, 8, 181 УПК Украины, правовым позициям Конституционного Суда Украины, решениям ЕСПЧ и является проявлением произвола, для организаторов и исполнителей которого ответственность будет неотвратимой.

Нимченко Василий Иванович,

народный депутат Украины,

судья Конституционного Суда Украины в отставке,

кандидат юридических наук, профессор

Мамка Григорий Николаевич,

народный депутат Украины,

доктор юридических наук

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В центре Киева Hummer на переходе сбил людей: погиб ребенок Избивший до смерти украинца в турецком отеле россиянин находится в тюрьме Под Киевом водитель автобуса, перевозившего детей, уснул за рулем Наиболее частые неисправности автомобильного кондиционера Помощь профессионалов при закрытии ООО в Новосибирске

Последние новости