Медведчук: Я из Украины никогда и никуда бежать не буду

Медведчук: Я из Украины никогда и никуда бежать не буду

Интервью народного депутата Украины, председателя политсовета партии "Оппозиционная платформа - За жизнь" Виктора Медведчука украинским СМИ после очередного судебного заседания.

Жалобы, которые были предметом сегодняшнего судебного разбирательства, были поданы на решение Печерского суда от 12 октября текущего года.

12 октября суд принял решение продлить меру пресечения в виде домашнего ареста, который действовал до 19 ноября. Почему только до 19-го? Потому что срок следствия не был продлен. И когда откладывалось дело по рассмотрению в апелляционной инстанции, за это время было принято 16 ноября новое решение Печерского суда уже о продлении меры пресечения, которая была избрана 12-го числа в виде домашнего ареста. Поэтому, на мой взгляд, сегодняшнее заседание могло закончиться только так, как оно закончилось, а именно: отказать в удовлетворении жалобы как со стороны обвинения, так и защиты по той причине, что обжалуется решение, которое и так прекратило свое действие.

Поэтому что тут комментировать?! Уголовное преследование в отношении меня является незаконным, обвинения и аргументы, которыми пользуется сторона обвинения, высосаны из пальца и являются недопустимыми в соответствии с процессуальным законодательством, мера пресечения избрана незаконно, продлена незаконно, под ней я продолжаю находиться и сегодня. Все уголовное преследование как по этому, так и по предыдущему делу – это результат политических репрессий и незаконного уголовного преследования.

Почему вместо установления мира на Донбассе, разрешения энергетического кризиса, возвращения удерживаемых лиц и выполнения минских договоренностей власти решают вопросы расправы с политическими оппонентами?

Надо же отвлекать внимание людей. Вы понимаете, и это вместо того, чтобы установить мир на Донбассе, выполнять минские соглашения, о которых уже не говорят, а кричат во всем мире – и в Европе, и в США, на которые мы, я имею в виду киевская власть, "равняется", везде говорят о необходимости выполнения минских соглашений. Уже в США начали говорить о том, что они готовы помогать выполнять минские соглашения Украине, хотя раньше все обвинения были в сторону РФ. Мол, "вот Россия не выполняет минские соглашения". Сейчас уже пришло понимание того, что надо что-то делать, в том числе и надо что-то делать наконец власти киевской, которая находится на должностях более 2,5 лет, и поэтому звучат все эти предложения. А киевская власть продолжает, как говорится, "а воз и ныне там", исповедует линию поведения: ни мира, ни других свершений.

А отвлекать внимание надо, поэтому можно отвлечь за счет незаконного преследования оппозиции, за счет установления диктатуры в стране, за счет незаконного внесудебного рассмотрения тех или иных вопросов и привлечения к ответственности инакомыслящих через так называемый СНБО. Так называемый – потому что он превратился уже в механизм преступных действий власти, которую возглавляет господин Зеленский. Вот чем занимается власть. А как отвлечь внимание от жилищно-коммунальных тарифов, от их роста? Как отвлечь внимание от энергетического кризиса? Как отвлечь внимание от роста цен? Как отвлечь внимание от роста задолженности по зарплатам, отсутствия рабочих мест? Как отвлечь внимание? Ну, только такими действиями.

Вот, там оппозиция, там сделать несколько заявлений. И обратите внимание, что происходит по той теме, которая является самой актуальной сегодня, - это установление мира на Донбассе. На всех переговорах, начиная от переговоров Путин – Байден, переговоров Байден – Зеленский, в ЕС, на встречах с лидерами ЕС, везде речь идет о том, что надо выполнять минские соглашения. Более того, уже привычным стал термин предоставления не просто особого статуса, а автономии, требования выполнений тех обстоятельств, которые были изложены и под которыми стоят подписи четырех лидеров государств "нормандской четверки", включая президента Зеленского, подписанные 9 декабря в Париже.

Так вот, когда мы говорим об этом и когда сегодня акцентируют на этом внимание, то украинская власть во главе с господином Зеленским остается как бы непререкаемой в своих "взглядах" на эту проблему. Сегодня Зеленский и его окружение говорят о том, чтобы вернуться к минским договоренностям, к мирному перемирию, к соглашению о прекращении боевых действий от 22 июля 2020 года. Конечно, надо вернуться. Надо прекратить стрелять всем сторонам конфликта. Надо провести обмен "всех на всех". Да, надо провести обмен всех на всех. Надо разблокировать контрольно-пропускные пункты на линии соприкосновения. Да, и это надо сделать. Только власть киевская отстает от актуальности тех проблем, которые стоят в центре обсуждения всего мира и Европы, где поднимается украинская тематика, потому что сегодня все говорят о том, что надо выполнить Парижское коммюнике, где прямо записано – так было записано и подтверждено лидерами стран – государств "нормандской четверки" в Париже - "установить особый статус, который должен действовать на постоянной основе", а это означает не только закон об особом статусе, а это еще означает внесение изменений в Конституцию. Более того, полная имплементация "формулы Штайнмайера", что записано в Парижском коммюнике. Но на эту тему, обратите внимание, никто не говорит. А более того, отдельные умники из руководства ВР говорят: "Да нет, у нас есть один закон, мы его продлеваем". Это закон об особенностях местного самоуправления, который каждый год до 31 декабря продлевается следующего года.

Но нет! Вы, уважаемые господа и коллеги, просто не знаете о том, что есть законопроекты, которые поданы фракцией "Оппозиционной платформы – За жизнь", есть проект об имплементации "формулы Штайнмайера", есть о внесении изменений об особом статусе, который должен действовать на постоянной основе, все это есть, только нет политической воли для его рассмотрения. Поэтому я считаю, что вот в этом споре… А власть пытается все свести к установлению "режима тишины" от 22 июля, обмену, которым украинская сторона тоже не собирается заниматься, как это видно из всей практики их ведения в этом вопросе, когда предлагалось в одностороннем порядке выдать мне в начале года четырех человек, разыскиваемых властью, потом трех человек, и в ответ – тишина. Им не нужны люди, хотя это не обмен, а в одностороннем порядке освобождение удерживаемых лиц, которые могли вернуться домой к родным и близким. Поэтому заявления о том, что надо проводить обмены, мне кажется, не наполнены реальным содержанием с украинской стороны.

И этого будет очень мало, если власть будет стоять на позициях только возвращения к перемирию 2020 года, обмену и разблокированию контрольно-пропускных пунктов, потому что сегодня надо реально выполнять Парижское коммюнике и то, что там записано, и выполнять минские соглашения. Если этого не будет, я уверен, я уверен, зная эту проблематику и зная отношение к этому, ни представители Донецка, Луганска, ни представители России ни на что другое на сегодняшний день не пойдут. И если украинская власть не осознает необходимости подобных шагов, направленных на реализацию минских соглашений и выполнения Парижского коммюнике, то нас ничего положительного в плане установления мира в Украине не ожидает в будущем.

У вас много спрашивают об обмене пленными. Я хочу просто напомнить, что пленки, которые мы слышали, которые опубликовали, в частности, и журналисты Bihus.Info, и впоследствии Служба безопасности Украины, говорят о том, что вы, наоборот, тормозили процесс освобождения пленных на выгоду своим экономическим и бизнесовым интересам. Какое отношение вы сейчас имеете к обмену пленными и имели ли в течение последнего года?

Сначала давайте о пленках. Пленки, произведенные в недрах Службы безопасности Украины и в Департаменте контрразведки, начиная с 2014-2015 гг. ни о чем свидетельствовать не будут. Это полный абсурд, это смех. Причем дикий смех, который возникает, когда начинаешь знакомиться с протоколами в отношении этих пленок, материалами уголовного дела – как одного и второго. Нет сегодня в распоряжении следственных органов Службы безопасности и Департамента контрразведки никаких разговоров, где бы я утверждал то или иное, где бы я что-то объяснял или еще что-то говорил. У них нет таких пленок. У них нет ни оригиналов, ни оригинально записывающих устройств, у них нет разрешения на проведение этих записей, у них нет вообще этих разговоров. Поэтому если я с кем-то о чем-то и говорил, то ничего общего с тем, что сегодня несет обвинение со ссылкой на Службу безопасности Украины, никогда не было.

И вот возвращаясь к обмену. Я никакого отношения к обмену сегодня не имею. Начиная с 2018 года, когда мы в этом вопросе разошлись радикально и кардинально с тогдашним президентом Украины Порошенко, я не имею отношения. Но когда меня спрашивают об обменах, то спрашивают те люди, которые понимают, кто это может сделать и кто этим может заниматься. Обратите внимание, власть говорит о каких-то мнимых обменах ради пиар-акций, а я вам говорю, что в январе месяце мне предложили приехать и забрать четырех женщин, две из которых – наши гражданки, которых разыскивает СБУ. Две осуждены к лишению свободы на 12-14 лет. Две находящиеся под стражей в местах лишения свободы. Скажите, что плохого? Какая разница, кто заберет наших граждан?

Более того, они же взамен ничего не требовали, это же не обмен, подчеркиваю, это одностороння гуманитарная акция с их стороны. Надо было забрать. А в октябре представители Луганска официально заявили: "Мы готовы отдать Медведчуку трех человек". Отдать, не обменять. С другой стороны, власть говорит об обменах, а вы спрашиваете: а что, вы имеете отношение? Да не имею я отношения к обменам! Так власть, о которой вы спрашиваете, тоже не имеет никакого отношения. Знаете почему? Да потому что она не хочет менять, у них нет политической воли, а если и есть, то они не могут договориться. А почему они не могут договориться? Это надо задать вопрос им.

Может быть, они не хотят этого делать. У меня подозрения, что не хотят. Если вы скажете, что может, они не достигли какого-то консенсуса или общего знаменателя. Значит, надо поменять власть, значит, должны другие заниматься. И те люди, родственники ближайшие, которые ждут в Украине, должны понимать, что сегодняшняя власть не способна это сделать. Вот и все.

А к обмену, еще раз подчеркиваю, не имею никакого отношения и не претендую при этой власти иметь к этому отношение.

Насколько нам известно, сегодня в 09:00 секретарь суда сообщил вашим защитникам о том, что заседание не состоится. Как так вышло, что оно состоялось?

Ну, как можно комментировать, если вы об этом слышали на судебном заседании, когда один из адвокатов, господин Лойфман, об этом заявил со ссылкой на тех адвокатов, один из которых был на судебном заседании и которому заявили, что "не надо являться ни вашему клиенту, имеется в виду клиенту адвоката, ни адвокатам, так как судебное заседание будет перенесено". Почему все иное произошло – я не знаю, но я, например, для себя принял решение: если у меня есть повестка на судебное заседание, как это было раньше, когда были повестки в следственные органы, я должен явиться, поэтому я и явился. Вот и все. Все адвокаты не смогли явиться, потому что некоторые заняты в судебном заседании, но по нашей вине ни одного заседания никогда не было сорвано. Ни по вине моей, ни по вине адвокатов, которые осуществляют мою защиту.

А считаете ли вы, что обвинения против вас – это попытка власти отвлечь от офшорного скандала и вообще от новых скандалов власти?

Это было давно, это было недавно и это есть сейчас. То есть власть делает все то, что может отвлечь внимание от тех проблем, которые власть обязана решать. И здесь не только офшорные скандалы. Это и тарифы, это и состояние экономики, это цены, это все то, что сегодня вполне обоснованно и закономерно предъявляется в качестве претензий со стороны людей к власти, и власть не может на это ответить объективно, справедливо, а, главное, так, чтобы это удовлетворяло интересы наших людей.

Мировой опыт свидетельствует, что с давления на оппозицию начинается авторитарный, а затем тоталитарный режим. Видите ли вы эти признаки?

У нас уже есть все признаки диктатуры – преступной диктатуры, которая внедрена властью. Все признаки, это я утверждаю как человек, который является не просто специалистом в области права, а специалистом в вопросах государственного строительства и государственного управления.

Преследование оппозиционных политиков и медиа все чаще и активнее комментируют парламентарии из других стран. Какие последствия это будет иметь для украинской власти?

Я думаю, что наша власть слушает и слышит только то, что хочет слышать. Насколько власть услышит тех или иных зарубежных политиков, я не знаю, но мне кажется, что власть должна слушать и слышать украинских граждан. И чем чаще, чем лучше она будет это делать, более того, не просто услышит, а еще сделает для этих людей что-то, тем больше у этой власти будет авторитета. Но мне кажется, для сегодняшней власти нет реальных угроз, что этот "авторитет" появится.

Как, по вашему мнению, в ближайшее время будет развиваться ситуация с правами человека в Украине?

Так же, как она развивается при господине Зеленском: они игнорируются, нарушаются и об этом за пределами Украины не говорит только ленивый, начиная с Организации Объединенных Наций, европейских организаций. Сегодня международные организации многих стран заявляют, что в Украине грубо нарушаются права граждан, нарушается право на свободу слова, незаконно закрываются каналы, идет преследование оппозиции, осуществляются незаконные, преступные действия, направленные на установление диктатуры в стране.

Изменится ли как-то ситуация с приближением парламентских и президентских выборов и стоит ли ожидать преследования других оппозиционных политиков?

Я думаю, что если власть не возьмет в руки голову и не станет действовать в интересах людей и в соответствии с Конституцией, действующим законодательством, то все эти проблемы будут обостряться. Мы сегодня находимся, страна находится, в тяжелейшем социально-экономическом кризисе. И власть ничего не делает для того, чтобы избежать последствий этого тяжелейшего социально-экономического кризиса. Более того, у нас сложнейшая ситуация с правами граждан Украины, у нас сегодня идет преступное подавление СМИ, которые являются оппозиционными или которые просто выступают с критикой действующей власти. То есть закрывается рот, начиная от простых граждан, бизнесменам, отдельным структурам через незаконное принятие санкций в отношении украинских юридических и физических лиц, чего нельзя делать. У нас сегодня закрываются телевизионные каналы, отдельные сайты, интернет-издания, у нас идет борьба с инакомыслием. Это преступные действия, направленные на установление диктатуры и узурпации власти. Этот процесс начался и, как вы говорите, в случае приближения к тем или иным выборам, которые будут через 2 или 3 года, эта ситуация еще будет ухудшаться для этой власти, если она не изменит своей политики. Если бы меня спросили, насколько реально, что эта политика может поменяться у этой власти, то я пока оснований для положительного прогноза не вижу.

Вы не жалеете, что не уехали из Украины, пока была такая возможность?

Нельзя жалеть о том, чего никогда не предполагалось. Я отсюда, из Украины, никогда, никуда и ни от кого бежать не буду. Скорее, убегут те, которым не подходит то, что я утверждаю и что я делаю. И я уверен, я этого дождусь.

Есть ли политическая воля у власти, чтобы ваше дело довести до конца?

Так вы задайте этот вопрос властям, есть ли у них политическая воля.

А вы как чувствуете?

Я ощущаю незаконное уголовное преследование. Я вижу, в чем власть нарушает законы, в том числе я говорил сегодня об этом и постоянно об этом говорят и утверждают. Уголовные дела, и первое, и второе, полностью сфабрикованы. Более того, это не просто фабрикация уголовных дел, это незаконные преступные действия, за которые виновные будут нести уголовную ответственность, и это время придет, я в этом уверен. Поэтому говорить о том, есть ли у них политическая воля, есть ли у них перспективы, я могу сказать как человек, который кое-что понимает в юриспруденции, когда-то был адвокатом и знает то, что можно делать и чего нельзя. Так вот, я вам скажу, что все, что делает власть по отношению ко мне, это преступление. И это грубое нарушение действующего законодательства. И поэтому у меня есть все основания и необходимость вести борьбу с незаконными и преступными действиями власти.

Вы общаетесь с Путиным?

Нет, не общаюсь с президентом РФ Путиным, так как нахожусь под домашним арестом.

Сегодня появилась информация, что на ТЭЦ рекордно низкие запасы угля...

Разве она только что появилась? Мне кажется, об этом говорит вся страна и за ее пределами более месяца.

И Давид Арахамия сказал в Раде, что это просто информационный шум, информационный вброс. Кому верить?

Вы знаете, господин Арахамия так говорит, потому что это единственное средство их политической борьбы. Но если бы только борьбы! А это их единственное средство для того, чтобы, находясь при власти, удержаться при власти. Потому что господин Арахамия – известный специалист в вопросах энергетики. Причем крупный специалист. Я не знаю, отличает ли он уголь от газа. А ели углубить этот вопрос, насколько выросла цена на газ, на уголь и насколько сегодня являются запасы угля достаточными для наших тепловых электростанций, то вряд ли надо дискутировать с ним, с человеком, который к этому точно отношения не имеет и, более того, он не в теме. И поэтому когда он говорит "все нормально", то, наверное, потому что он за это не несет ответственности.

А я с удивлением сегодня прочитал сообщение Службы безопасности Украины. Я был удивлен по одной простой причине. Я вообще думал, что СБУ под руководством господина Баканова превратилась не просто в организацию, которая осуществляет преступную деятельность, а организацию, которая занимается оппозицией, инакомыслием, СМИ, которые не хвалят или, как они считают, говорят неправильно о Зеленском и его власти. Оказывается, они тоже занимаются энергетическими проблемами. Почитайте эту справку СБУ, которая на сегодняшний день есть уже в СМИ, утром появилась. Они говорят о том, что страна не готова, энергетический кризис, правительство не выполнило ряд вопросов, связанных с накоплением в хранилищах необходимого объема газа, с накоплением угля для работы тепловых электростанций, и это все может закончиться обвалом в энергетике и жесточайшим энергетическим кризисом. Этот вывод сделала Служба безопасности Украины. Даже удивился, откуда у них время на такие серьезные проблемы. Поэтому вот это надо посоветовать Арахамии почитать.

Как можно объяснить тот факт, что в стране существует такой исполнительный орган, как СНБО?

То, что существует такой орган, как Совет национальной безопасности и обороны, это произошло помимо господина Зеленского, это было давно, в 1996 году, когда принималась Конституция, и такой орган должен существовать во всех странах, в том числе и в Украине.

Просто то, что из этого органа сделали посмешище, вот это уже напрямую зависело и в этом виноват непосредственно Зеленский и его окружение. То есть этот орган превратился в преступный орган, этот орган превратился в карающий меч "революции Голобородько", той власти, которая до него дорвалась.

Потому что то, что делает Совет национальной безопасности и обороны, применяя санкции к украинским физическим и юридическим лицам, чего не имеет права делать, то, что он делает по отношению к средствам массовой информации, то, что он делает по поводу блокирования и замораживания счетов, активов, отбора лицензий, определения людей с их якобы преступным статусом, внесудебным рассмотрением, это все является грубейшим нарушением норм Конституции и действующего законодательства. Это преступная деятельность, которая никогда не имела места в этом органе в течение всех предыдущих лет независимости Украины.

Денис Шмыгаль заявил, что хочет продлить контракт с "Газпромом" еще на 15 лет.

Вы тоже можете хотеть, как и он. Ваши и его желания могут как реализоваться, так и не реализоваться. Вы понимаете, в чем дело. Шмыгаль хочет… Вот вы вдумайтесь вообще: Шмыгаль хочет. Во-первых, кто это такой?

Премьер-министр…

Я вам честно отвечаю, наша фракция с момента того, как он появился в этой должности, заявляла и заявляет сегодня, что это правительство должно быть отправлено в отставку, так как они ни для страны, ни для людей ничего не сделали.

Теперь желание продолжить на 15 лет. Так это же хозяйственная деятельность, так надо договариваться с теми, кто может это продолжить. И вот как только Шмыгаль, как вы сказали, договорится о 15, может, он договорится и о 35 годах? Только вы знаете, очень странно, когда говорят про 15 лет и никто не вступает в переговоры.

А расскажите о своих отношениях со своими однопартийцами. Черный пришел вас поддержать, но я встречала много сообщений о том, что есть проблемы.

Утром в 09:00 мне позвонили, что ехать никуда не надо, никакого заседания не будет, и я сказал коллегам об этом, а Виктор Черный оказался здесь поблизости и приехал для того, чтобы участвовать. Зачем вы превращаете это в то, что может иметь значение?

Если вы задаете вопрос о том, какова ситуация у нас в партии, фракции… Великолепная, творческая, политическая, идеологическая, идут споры, идут дискуссии. Все решения принимаются стратегическим и политсоветом партии. Ни одного решения не было такого, чтобы мы приняли, а наши однопартийцы, депутаты фракции не выполнили. Я вас уверяю.

И передайте тем, кто об этом очень печется и за это очень переживает, что другого не будет. Приходят все, большинство. Но стратегические советы еженедельно проводятся у меня дома и приезжают все члены стратегического совета. Все решения принимаются так, как об этом гласит устав нашей партии. Другого не будет, как бы ни хотели наши "друзья" и враги.

Зеленский говорил, что готовится переворот. Вы готовы его поддержать?

Я категорический, принципиальный и последовательный противник любых революций, переворотов и потрясений. Если вы хотите знать мои аргументы, их у меня очень много. Но после 2004 года, после Оранжевой революции, Украина упала в своем экономическом, социальном развитии. Второе падение было после революции 2013-2014 гг. Я – нормальный человек. Живу и хочу жить в этой стране. Здесь живут мои дети, моя семья, здесь похоронены мои родители. Я хочу, чтобы мы жили в нормальной стране. А вот вы, которые интересуетесь государственным переворотом, а особенно те, которые их создают, они противники и страны, и людей.

Заключили новый меморандум с МВФ. По вашему мнению, почему они идут путем заимствования, а не искоренением контрабанды или коррупции в Украине?

Есть такой вислів український: "Хто на що вчився". Вони вчилися на інше. Знаете, одолжить – это ж всегда проще (особенно когда дают), чем бороться с чем-то, чем устранять причины, для того чтобы вот это чем-то действовало против интересов... Как же бороться с контрабандой, если там часть фракции сидит и лоббирует и контрабанду, и тех, кто контрабандой занимается? Как же развивать экономику, если эта экономика никому не нужна, потому что экономика ими, монобольшинством и властью, вспоминается только там, где можно заработать! О чем мы сейчас говорим? Только об этом. И когда говорят по поводу того, что вот, надо одалживать, так они уже сели на эту иглу. Вот Порошенко соскочил с газовой иглы. Ну, это он соскочил с иглы и с газовой, но, видимо, со своей личной, потому что с российской иглы он не соскочил, а Зеленский, команда и его окружение вот сели на долги, потому что ведь никогда не было таких долгов, без которых жить страна не может. В прошлом году было 50% долгов в доходной части бюджета. Я уже приводил примеры и вам еще приведу. Если человек живет на 5 тыс. грн, но потратить ему надо десять, значит пять надо одолжить. Ну, одолжили. Один, два, три месяца. Целый год. На следующий год снова одалживает, потому что отдать нечем. Вот так живет наша страна. Нормальная семья может так жить? Не может. Нормальное государство может так жить? Не может. А почему живет? Да потому что управляют этим государством люди, которые далеки от понятия нормальности.

Получили ли вы "Вовину тысячу", если вакцинировались, и на что потратите, если да?

Нет, вы что! Меня этот блеф, вот этот пиар-ход абсолютно не интересует. Даже если бы я имел такую возможность, я бы никогда не унизился до этого уровня, потому что понимаю, что есть люди, которые нуждаются в этом. Я в этом не нуждаюсь, конечно же, я не буду никаких тысяч получать, ну, вы, собственно говоря, сами это знаете. Это редакционное задание, да? Я вакцинировался 14 августа 2020 года, как только появилась вакцина "Спутник".

Эту тысячу можно пустить на ВСУ, в фонд…

В отличие от вас и многих других, в прошлом году я и моя жена, то есть наша семья, перечислила в фонд, о котором вы говорите, в виде налога – военного сбора – 5 млн грн. Если кто-то еще столько сделал, давайте поговорим. Можете, кстати, задать это вопрос в парламенте: много ли из них делали подобный взнос в виде налога, потому что всего налога уплачено около 40 млн грн? Не задавайте примитивных вопросов, на которые будут далеко не примитивные ответы, которые могут загнать в угол многих тех, кто этого не делает, но кричит и рассказывает, что он патриот и рвет на себе тельняшку.

Ваш соратник Юрий Бойко с трибуны ВРУ заявил, что ОПЗЖ готова сложить свои мандаты и таким образом оставить парламент без конституционного большинства. Вы готовы также сложить мандат?

Юрий Бойко об этом говорил неоднократно, и действительно, наша фракция готова пойти на этот шаг для того, чтобы провести досрочные парламентские выборы, так как мы уверены, мы утверждаем, что сегодня парламент не отвечает интересам избирателей. То, что было на выборах в июле 2019 года, сегодня кардинально изменилось против тех, за кого в основном голосовали люди, я имею ввиду фракцию "СН". Поэтому необходимо сделать сегодня перезагрузку власти, в данном случае – досрочные парламентские выборы, для того чтобы пришел тот парламент, который будет отвечать надеждам и интересам украинских граждан.

То есть вы готовы?

Однозначо!

Что нужно сделать, чтобы состоялась очередная встреча лидеров стран "нормандской четверки"?

Смотрите, все очень просто, я об этом говорил уже очень пространно и детально. Все очень просто: надо выполнить то решение, которое было принято и изложено в Парижском коммюнике 9 декабря 2019 г., подписано действующим президентом Украины, а именно: особый статус на постоянной основе, имплементация "формулы Штайнмайера" и решение других вопросов. Ничего из этого сделано не было, поэтому я знаю, и вы это знаете не хуже меня, если существует позиция, которая высказывалась и Донецком, и Луганском, и на заседании Трехсторонней контактной группы, в Москве, что для того чтобы снова встречаться, надо прорапортовать и отчитаться об исполнении тех решений, которые были приняты в Париже. Кстати, еще раз подчеркну, в Париже было заявлено, и это есть в документе, находящемся на сайте президента Украины, о том, что все стороны остаются сторонниками и считают неукоснительные соблюдения минских соглашений первоочередной задачей для Украины, России, Франции, Германии.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В Афганистане на мине подорвалась группа археологов: есть погибшие Новостные сайты в интернете В Закарпатской области перевернулась машина "скорой" с пациентом В Одесской области стреляли в депутата В Чернобыле произошел пожар

Последние новости