Адвокат: Постановление судьи Вовка о продлении домашнего ареста Медведчуку является незаконным

01.08.2021 23:43

Адвокат: Постановление судьи Вовка о продлении домашнего ареста Медведчуку является незаконным

Адвокат главы политсовета партии "Оппозиционная платформа - За жизнь" Виктора Медведчука Камиль Кирпичев во время заседания суда пояснил, почему решение Печерского райсуда Киева о продлении Медведчуку домашнего ареста незаконно

Постановление следственного судьи Вовка о продлении срока домашнего ареста Медведчуку В. В. от 9 июля 21-го года подлежит отмене из-за неполноты судебного разбирательства и несоответствия выводов суда, изложенных в решении, фактическим обстоятельствам уголовного производства. Судья Вовк оставил неисследованными обстоятельства, выяснение которых может иметь существенное значение для принятия законного и справедливого судебного решения. В результате его выводы не подтверждаются доказательствами, исследованными в ходе судебного разбирательства. Да и вообще он эти доказательства никоим образом не исследовал.

Кроме того, наличие противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда. В заявлении суда никоим образом не указано, почему суд принял во внимание одни доказательства, предоставленные стороной обвинения, и отверг другие, предоставленные стороной защиты. Вся оценка представленных доказательств в этом решении, которое состоит из 11 страниц, нашло отражение в трех строках. Также следственным судьей Вовком не дана оценка доказательств, предоставленных стороной обвинения, а это основное обстоятельство, которое дает следственному судье основания для продления меры пресечения. Судьей Вовком не оглашались и не исследовались материалы уголовного производства, предоставленные сторонами, а после выступления стороны защиты судья неожиданно для всех ушел в совещательную комнату для вынесения решения, чем грубо нарушил общее правило судебного разбирательства, установленное главой 28 УПК.

Соответственно, приобщенные к уголовному делу документы, если в них изложены сведения, имеющие значение для установления фактов уголовного производства, должны быть объявлены судом в заседании и предъявлены для ознакомления участникам судебного производства. Итак, следственный судья Вовк при принятии обжалуемого решения опирался только на доказательства стороны обвинения, предоставив им заранее установленную силу. Доказательства же стороны защиты, которые полностью опровергают доводы прокуроров, таким образом, имея существенное значение для принятия законного, обоснованного и справедливого судебного решения, следственный судья не исследовал. Соответственно он их привел в своем решении.

Итак, уважаемый суд, прошу вас учесть и оценить представленные доказательства, поскольку эти доказательства стороной защиты приобщены к делу при рассмотрении ходатайства в Печерском районном суде. В качестве приложения к указанному ходатайству о продлении срока домашнего ареста до двух месяцев прокурором предоставлены материалы, которые якобы, по его мнению, подтверждают обоснованность подозрения В. В. Медведчуку. В своем постановлении судья Вовк приводит их полностью именно в том виде, изложенном прокурором. Если бы судья Вовк выполнил требования законодательства, объявил и лично изучил материалы, которые ему предоставили стороны процесса, он бы выяснил, что названия названных стороной обвинения документов не соответствуют их содержанию. А сторона обвинения вводит в заблуждение следственного судью, создавая ложную оценку значимости предоставленных прокурором доказательств.

Под № 1 в ходатайстве прокурора и в постановлении следственного судьи в качестве доказательства указано: «Протокол по результатам проведения негласных действий, согласно которому 25 августа 2020 В. В. Медведчук лично внес рукописные исправления в проект письма общества «Новые проекты». Козак Т. Г. для выполнения задания Медведчука В. В. осуществлял коммуникацию с представителями страны-оккупанта, по вопросам реализации по помощи иностранному государству и его представителям в проведении подрывной деятельности против Украины». Однако при изучении этого протокола выясняется, что все это полностью выдумано прокурором. В этом протоколе нет ни слова о Медведчуке В. В. и его причастности к уголовным преступлениям. На самом деле это протокол, составленный 14 марта 2021-го Департаментом контрразведки СБУ, где идет речь о снятии информации с мессенджера Телеграм, привязанного к российскому телефонному номеру. Кому принадлежит этот номер в РФ, следствием не установлено. Кому отправлялись сообщения и файлы, неизвестно.

Под № 2 приводится протокол осмотра оптического носителя информации, на котором зафиксированы разговоры Медведчука В. В. и неустановленного лица из числа должностных лиц органов исполнительной власти РФ в марте и декабре 2015 года по согласованию плана действий создания предприятия на территории РФ и получения им специального разрешения на добычу полезных ископаемых. Опять вполне надуманное стороной обвинения утверждение о причастности Медведчука В. В. В этом протоколе, от 9 апреля 2021-го, ни разу не указана фамилия Медведчука, не говоря уже о его причастности к совершению каких-либо уголовных правонарушений. Опять прокурор намеренно искажает факты, создавая у судей ложное представление о наличии доказательств о причастности именно Медведчука В. В. к совершению преступлений.

Приведенное же под № 10 заключение судебно-медицинской экспертизы вообще не добавлено к этому ходатайству. Однако следственный судья в постановлении ссылается на это доказательство как якобы приведенное прокурором. Все выводы экспертов прокурором предоставлены в томе № 2. Там есть только три вывода экспертиз - четвертого там нет. Излагая в тексте ходатайства голословное утверждение о том, что в приведенных документах приводятся доказательства якобы причастности В. В. Медведчука к инкриминируемым ему уголовным преступлениям, прокурор намеренно ввел в заблуждение следственного судью Вовка. А тот не проверил приведенные доказательства и вынес, основываясь на них, незаконное постановление, необоснованно отбросив предоставленные стороной защиты доказательства. В отличие от стороны обвинения, стороной защиты получены доказательства, которые полностью опровергают позицию прокуроров. Они были изложены в отрицании, которое было подано судье Вовку. Однако Вовк все это оставил неисследованным.

В своем постановлении следственный судья не предоставил никакой оценки доводам стороны защиты о том, что в этом уголовном производстве все 4 судебные экспертизы проведены стороной обвинения с нарушением требований УПК. В Украине существует 25 экспертных учреждений Минюста, в каждом крупном городе находится экспертное учреждение МВД. Таким образом, мы утверждаем, что выводы экспертов, полученные с нарушением законодательства, не могут быть доказательствами в этом производстве, так как все они произведены в одном экспертном учреждении, которое входит в состав СБУ.

Причастность В. В. Медведчука к инкриминируемым ему преступлениям основывается только на двух доводах: экспертизе почерка и звукозаписи. Для проведения почерковедческих экспертиз предоставляются только оригиналы документов, а экспертиза проводилась по фотокопии документов. Кроме того, эксперту должны были предоставить условно свободные и экспериментальные образцы почерка лица, подлежащего идентификации. Экспериментальные образцы вообще не предоставлялись, а условно свободные образцы до 2004 года. Эти образцы 17-летней давности были единственными образцами для сравнения. Защитниками были направлены запросы к ведущим экспертам и ведущим государственным учреждениям Минюста и МВД по поводу существования методики проведения почерковедческой экспертизы по фотокопии. Во всех полученных ответах сказано, что провести экспертизу по фотокопии документа невозможно. Эти ответы нами были добавлены к материалам судебного дела, но судья Вовк на них не обратил никакого внимания. То есть все независимые от спецслужб заведения отказались выполнять незаконные исследования, и только институт СБУ согласился на такие фальсификации. Изложенное свидетельствует о том, что заключение судебной почерковедческой экспертизы, которое имеет существенное значение для выводов суда, является спорным, поскольку экспертиза выполнена при отсутствии соответствующей методики и без предоставления надлежащих образцов для исследования. Однако в судебном решении не указано, почему судья Вовк принял во внимание этот вывод и отверг доводы стороны защиты. По поводу проведения экспертизы звукозаписи, то они были получены в 2013-2014 годах. Максимальный срок оперативно розыскных дел, касающийся дел антитеррористической направленности, составляет 5 лет. Эта экспертиза тоже была проведена без экспериментальных образцов звукозаписи голоса и устной речи Медведчука В. В. Стороной защиты получено заключение эксперта по цифровым записям, где он указывает, что по копиям аудиозаписей экспертным путем установить подлинность звукозаписи невозможно. Судя по поведению следователей и прокуроров, оригиналы этих записей у них отсутствуют. Или эти оригиналы смонтированы в угоду прокурорам и следователям. Их нельзя предоставлять даже запуганным, зависимым экспертам СБУ, чтобы не опозориться окончательно. Сторона обвинения не доказала должным образом, что полученные ею записи переговоров являются именно переговорами Медведчука В. В. 3 из 4 экспертиз стороной обвинения были проведены по некачественным фотокопиям документов, а четвертая была проведена по копиям записей телефонных разговоров. То есть все экспертизы в этом производстве были проведены по копиям. А все потому, что у стороны обвинения вообще отсутствуют оригиналы документов и звукозаписей, на которые она ссылается в своем ходатайстве.

Будучи предвзятыми и желая получить соответствующие доказательства даже незаконным способом, следователи СБУ назначили экспертизы, не изучив вопрос о соответствии содержания полученных копий оригинала. Именно эти копии документов, полученные из сети Телеграм, были исследованы в экспертизах, и на них базируется вся база обвинения. Нет никаких доказательств, что телефонный номер, с которого была получена информация, принадлежал Медведчуку В. В. или Козаку Т. Г. Прокурорами не представлены факты, что телефоны, с которых велась переписка в сети Телеграм, принадлежат именно Медведчуку или Козаку, и тоже не доказано, что приведенная переписка проводилась вообще посторонними лицами. Сторона обвинения за пять месяцев следствия так и не направила ходатайство о предоставлении международной помощи по проведению следственных действий на территории РФ, хотя сторона защиты по этому поводу предоставляла 5 ходатайств о назначении этих действий.

Постановление следственного судьи Вовка является незаконным, немотивированным и необоснованным. Поэтому оно должна быть отменено и вынесено новое постановление.

Камиль Кирпичев

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Девушка метров десять по асфальту переворачивалась: появились подробности ДТП в Житомирской области В Кривом Роге на улице обнаружили обнаженный труп девушки Накрутка подписчиков в Ютуб по выгодной цене Роботы-пылесосы экономят время В Австралии самолет упал на жилой квартал: есть жертвы

Последние новости