Виктор Медведчук дал интервью в эфире телеканала ТВЦ

24.03.2019 20:33

Виктор Медведчук дал интервью в эфире телеканала ТВЦ

Сегодня у меня в гостях лидер политической партии "Оппозиционная Платформа - За Жизнь", глава политического совета этой партии. Виктор Владимирович, добрый вечер, спасибо, что пришли к нам в программу.

Виктор Медведчук: Добрый вечер. Добрый вечер студия, добрый вечер коллеги.

Ведущий: И эту программу помогут провести мои коллеги. Роман Цимбалюк, Василий Вакаров, Владимир Корнилов и Владимир Мамонтов. Вчера состоялось очень интересное, с многих точек зрения, событие, состоялась встреча кандидата от вашей партии на должность президента Украины Юрия Бойко и вас, как главы политсовета этой партии, с главой правительства Российской Федерации Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Понятно, что это вызвало огромный интерес, и было сказано, что это сделано по инициативе украинской стороны произошло. А вы с Юрием Бойко, какую цель преследовали, предлагая руководству России встретиться с Вами.

Виктор Медведчук: Уважаемые друзья, добрый вечер, уважаемая студия. Я хочу сказать следующее, что встреча, которая инициировалась действительно украинской стороной, делегацией от "Оппозиционной Платформы - За Жизнь", делегацией нашей партии, которая выдвинула кандидатом в президенты Юрия Бойко, инициировалась для обсуждения трех вопросов, которые, фактически, и были обсуждены. Первый вопрос: это прямые поставки газа, российского газа в Украину. Второй вопрос: транзит газа и варианты этого транзита, речь идет не только о продлении или подписании нового контракта по транзиту, но также и о создании газотранспортного консорциума. Я потом объясню, если надо будет, в чем выгода для Украины именно от газотранспортного консорциума, а не продолжения или подписания нового контракта по транзиту. И один из главных вопросов, потому что первые два – это сегменты прагматичного и экономического отношения, восстановления этих отношений между Украиной и Российской Федерацией, которые за последние годы претерпели очень много моментов, характеризующих их, и превратили фактически в кризис в экономике между двумя странами. Но при этом, что отмечалось на встрече, я хочу сказать сегодня, обращаясь и к студии, и к коллегам, и к телезрителям, Россия для Украины остается по итогам последнего 2018 года, как, собственно, и предыдущих, главным торгово-экономическим партнером Украины.

Ведущий: Несмотря ни на что?

Виктор Медведчук: Несмотря ни на что, несмотря на все перипетии, которые имели место, которые, к сожалению, имеют место. Сегодня самый большой экспорт Украины среди всех стран мира - это экспорт в Российскую Федерацию. И самый большой импорт в Украину среди всех стран мира - это тоже Российская Федерация.

Ведущий: Это при том, что газа от России нет.

Виктор Медведчук: Естественно.

Ведущий: А он закупается через вот такую схему.

Виктор Медведчук: По словам нашего президента, мы соскочили с российской газовой иглы. Он этим кичится, он этим гордится, но миллионы граждан, которые за это время обнищали, миллионы граждан, которые страдают от тарифов, миллионы граждан, которые платят эти тарифы по космическим ценам… Я могу привести пример, что все жилищно-коммунальные тарифы с 2013 по 2018 годы выросли в среднем на 745%.

Ведущий: На отдельные позиции более 1000%

Виктор Медведчук: 1080% на газ, 1220% на отопление и на горячее водоснабжение. И все это в результате того, что один человек или власть сегодняшняя заявляют о том, что они соскочили с российской газовой иглы, и кичатся энергетической независимостью вроде это как бы является в цене. В цене - это в условиях Всемирной торговой организации, в цене купить как можно дешевле и реализовать в пользу своих граждан. В цене это то, что может создать, повлиять на уровень наших людей, на уровень жизни, на восстановление рабочих мест, на восстановление производства, на восстановление процесса деиндустриализации, который идет сегодня. Поэтому это те главные вопросы, которые мы обсуждали с Юрием Анатольевичем Бойко с участием Дмитрия Анатольевича Медведева, и, что важно, с участием руководителя "Газпрома" Алексея Борисовича Миллера. Почему? Потому что Алексей Борисович как раз отвечал за, скажем, по нашим интересам вопросам возможности выработки переговорной позиции по вопросу прямых поставок газа, транзита газа и создания газотранспортного консорциума.

Ведущий: Виктор Владимирович, это все здорово. Это позиция Юрия Бойко, ваша позиция, вашей партии, но вы-то в одиночестве и в меньшинстве. Ну, вы сейчас приедете в Киев…

Виктор Медведчук: Ну, понятно.

Ведущий: И все будет понятно. Бойко с Медведчуком - русские агенты, продали газотранспортную систему. Кстати, вы все это слышали еще в 2004 году, я ведь очень хорошо помню…

Виктор Медведчук: И после 2004 года тоже.

Ведущий: Ну, там 2003, когда консорциум обсуждался.

Виктор Медведчук: Он начал обсуждаться в 2002: Шредер, Кучма и Путин подписали меморандум, и потом сорвала оппозиция.

Ведущий: Вы сказали во время встречи, что воз и ныне там. А я считаю жестче, он и ныне там. Этим националистам и этим людям, которые сейчас у власти, ну, в принципе, удалось эту позицию консорциума убить. И есть, ну я не побоюсь этого слов, есть большой антироссийский консенсус, который против вас с Бойко, против вашей одинокой партии.

Виктор Медведчук: Смотрите, одинокая партия - Бойко, Медведчук, они не так одиноки, если вспомнить даже те цифры, с которых я начал, когда речь идет о тарифах, о том, что люди не могут их платить, и уже 31% их не платит, когда долги за жилищно-коммунальные услуги выросли за последние месяцы в разы. А если считать с 2013 года, они выросли в 5,2 раза и составляют сегодня 62 миллиарда гривен, что в переводе означает 2,3 миллиарда долларов, и люди сегодня думают, как им жить и поступать с этими тарифам… Если правительство подписало меморандум с 1 мая, этого, текущего года, цены вырастут. Если сегодня они составляют, я сразу перевожу в доллары, 317 долларов за 1000 кубических метров для населения, то 1 мая будут составлять 368 долларов за 1000 кубических метров, а с 1 января, это подписано правительством в меморандуме, который обнародован публично, будет составлять газ 461 доллар. Так вот, ради того, чтобы эти люди знали и понимали, что есть такой выход, что есть такая ситуация, которая может быть разрешена, то я не думаю, что одинокие Бойко и Медведчук или одинокая партия не сможет убедить людей, в том, что по такому пути это все может быть намного дешевле. Этот путь он будет более выгоден для людей, для их уровня жизни, для их доходов, мы донесем это до людей. И я думаю, что если после этого будут продолжать кичиться, на примере нашего господина Порошенко, что он соскочил с газовой иглы, может лично он и соскочил, я ему искренне в этом желаю удачи. А вот украинский народ, который платит такие тарифы, в отношении которых власть добилась обнищания, причем массового обнищания, я думаю, что он подумает, надо ли платить такие тарифы, такие цены и если это может быть намного дешевле, и если это может быть намного выгоднее. Поэтому, насчет одиночества, я бы с вами, Дмитрий, поспорил.

Ведущий: Хорошо, поспорим, поспорим. Ну и, главное, спорить вот в том забеге, который почему-то называют на Украине выборами.

Виктор Медведчук: Да, есть такое. Есть такое. Заблуждение, Дмитрий.

Ведущий: Ну, вы гораздо более квалифицированный юрист, чем я. Без комплиментов, это на самом деле так. Даже моего юридического образования хватает, чтобы понять то, что происходит там, ну нельзя было бы в легальном смысле, в смысле закона, называть это выборами. Вот сейчас последняя неделя осталась, все политологи, в том числе и украинские, особенно украинские, обсуждают два вопроса, Виктор Владимирович: фальсификации будут гигантскими, и обсуждают разные механизмы, сетка, не сетка, заробитчане, подложные бюллетени. И это предмет обсуждения, как именно это будет? Кстати, никто не обсуждает, как это остановить, потому что приняли, что это будет, только раскрывают секрет, как именно это будет. И вторая тема: у кого более серьезные силовые отряды, и кто, если что…

Виктор Медведчук: Для того, чтобы защитить выборы, или удержать.

Ведущий: Какие будут результаты выборов, Виктор Владимирович?

Виктор Медведчук: Дмитрий, я предлагаю пойти по следующему пути. Давайте, если вы так сомневаетесь в том, что там будут выборы, у нас в стране, давайте назовем это брендом. Вот обычно в других странах то, что будет происходить 31 марта, будет называться выборами. Теперь по поводу того, что вы спросили. Смотрите, вы действительно правильно указали характерные черты, которые этот процесс в целом анализирует и оценивает. Но я бы еще добавил следующее, что настолько грязной, настолько жестокой, настолько масштабной по фальсификациям, по подкупам избирательной кампании, а я не первый год в политике Украины, и чуть-чуть искушенный в этих вопросах и знаю, о чем я говорю, когда характеризую избирательные кампании, таких выборов еще не было. Не было по многим причинам. Можно приводить и то, что вы сказали, и то, что я могу добавить. Например, 39 кандидатов, которые, из которых вы сегодня, ну в России могут и не знать, может быть это не интересно, но в Украине… Вот мои земляки стоят, Василий Вакаров, Роман Цимбалюк, они назовут больше десяти человек, или 12-ти? Я думаю, вряд ли.

Ведущий: Они назовут точно двоих Тимошенко.

Виктор Медведчук: Двоих Тимошенко. А это важно, потому что это уже ответ на ваш вопрос. Это первое. Второе. Понимаете, в чем дело. Это технические кандидаты, но ведь изначально, когда я еще говорил, когда они выдвигались в таком массовом, стадном количестве, что это и есть главный залог реализации фальсификации выборов. Потому что эти кандидаты все имеют представителей в окружных, в участковых избирательных комиссиях, и это главный ресурс для того, чтобы не подсчитывать результаты голосования, а создавать искусственно и моделировать эти результаты в протоколах комиссий. Не надо бюллетеней, не надо ничего бросать, надо просто правильно заполнить протоколы, и передать их выше, чтобы там тоже правильно их заполнили и включили в окончательный результат.

Ведущий: Я согласен, но у кого сколько технических кандидатов?

Виктор Медведчук: Больше… Совершенно верно, я об этом и говорю.

Ведущий: Сколько технических кандидатов у Тимошенко. Ну не знаю, у Бойко есть, скажите честно?

Виктор Медведчук: Смотрите, отвечаю честно. Я думаю, что больше всего технических кандидатов у действующего президента. Первое. Я уверен, что они есть у Юлии Владимировны. Я уверен, что они есть еще у нескольких кандидатов.

Ведущий: А у Зеленского?

Виктор Медведчук: У нас… Вы знаете, вряд ли. Учитывая, что я рассматриваю Зеленского как кандидатуру вообще виртуального кандидата, то ему в этом нет необходимости.

Ведущий: Кандидат против всех с фамилией Зеленский.

Виктор Медведчук: У Зеленского есть партия, она виртуальная. Сам Зеленский является кандидатом, он тоже виртуальный, и ему не надо как раз ничего: ни присутствия хотя…Я вам хочу сказать, что у него самые серьезные шансы сегодня, самые серьезные, я это утверждаю с учетом или я чего-то не понимаю, или я продолжаю утверждать, что у него самые серьезные шансы. Так вот, его шансы и заключаются в том, чтобы не связываться вот с этими комиссиями, представительствами, поездками, агитацией, популяризацией, рассказами про светлое будущее - ему это ничего не надо. У него есть образ - Голобородько. Этот образ устоявшийся, он известный, талантливый актер, и те, кто рядом с ними осуществляет эту избирательную кампанию, они это делают мудро. Чем больше они его будут показывать, тем меньше у него будет его сторонников и избирателей, в конечном итоге. Поэтому ему как раз это не надо. А вот многим остальным, которые имеют ресурсы, возможности, желание и цель победить, они, безусловно, будут исходить из того, что такие кандидаты нужны, потому что они же видят, что если кто-то это имеет, значит для достижения баланса этих сил или для того, чтобы противостоять подобным процессам, надо что-то делать. Но это только один из элементов, отвечая на ваш вопрос.

Ведущий: Механизма.

Виктор Медведчук: Да, механизма, потому что идет массовый подкуп, и сегодня известно, это еще не доказано, я как юрист, мы как с вами юристы не можем утверждать, но подкуп есть, обвинения официальные. СБУ обвиняет Тимошенко, МВД обвиняет Порошенко, и так далее, что идет массовый подкуп, готовятся там схемы, системы, сетки, пропагандисты, агитаторы, и все остальное. Это есть? Уверен, что есть. В каком объеме? Не знаю. Поймали кого-то за руку? Ну, вроде еще никого не поймали, за исключением там денег, несколько дней назад зафиксировали, изъяли эти деньги. То есть, масштабы сумасшедшие, масштабы сумасшедшие, это значит, что все это в конечном итоге повлияет на конечные результаты. И при этом, конечно же, действующая власть в лице Порошенко, она будет делать все для того, чтобы подтвердить результат нахождения его при власти, результат, который он добился в 2014 году, остаться президентом. С другой стороны, я уверен, что Тимошенко ни в чем не будет уступать, и будет бороться. С третьей стороны, Бойко, который сегодня входит по всем социологическим вопросам в четверку, я бы рассматривал четыре кандидата, это: Тимошенко, Зеленский, Бойко и Порошенко, естественно будет бороться, хотя то поле, на котором он может получить дивиденды, это Юго-Восток, это русскоязычное население. Оно, безусловно, очень сужено после известных событий, и сегодняшнее, состояние сегодняшней современной Украины.

Ведущий: Мы продолжаем разговор с Виктором Медведчуком.

Роман Цимбалюк, журналист: Спасибо, Виктор Владимирович, приятно вас снова видеть в Москве.

Виктор Медведчук: Взаимно.

Роман Цимбалюк: Я пересмотрел ваше выступление на съезде, где партия "За жизнь" выдвинула Юрия Анатольевича Бойко в президенты. Вы говорили, что ключ от мира в Украине лежит в Москве.

Виктор Медведчук: В Кремле. Именно в Кремле, он сказал: "Ключ от мира в Кремле".

Роман Цымбалюк: И вы это подтвердили.

Виктор Медведчук: Да. Ну как я могу спорить с президентом Порошенко, он же знает.

Роман Цымбалюк: Вы еще сказали, что у вас есть ключ, вы знаете дверь.

Виктор Медведчук: Я знаю дверь от замочной скважины, от которой тот ключ, о котором говорил Порошенко.

Роман Цымбалюк: Вы можете договориться с Кремлем о мире в Украине?

Виктор Медведчук: Абсолютно.

Роман Цымбалюк: За 1,5 года не совершался обмен пленными. Вы плохо работаете на данном направлении?

Виктор Медведчук: Спасибо, Роман. Я вам хочу сказать о том, что открывать дверь, за которой мир в Украине, это стратегическая задача решения вопроса Донбасса, мирного урегулирования и прекращения боевых действий. А тот вопрос, по поводу которого вы мне задали, по поводу обмена, не будем говорить "военнопленных"… обмена удерживаемых лиц, потому что статус разный, и, как такового статуса военнопленных нет. Он относительный.

Роман Цымбалюк: Вы не можете договориться?

Виктор Медведчук: Я объясню сейчас. Так вот, для того чтобы договориться, договориться, предполагается о том, что надо политическая воля двух сторон - Украины и России. Если речь идет о тех, кто содержится в России. Или Украины и представителей Донецка и Луганска, если речь идет о тех, кто удерживается в Донецке и Луганске, и которых мы разыскиваем. Я вам хочу сказать, твердо, уверенно и убежденно, что когда был, и вы правильно сейчас вспомнили не 1,5 года, а год и 4 месяца, последний масштабный обмен декабря 2017 года была достигнута договоренность. Подчеркиваю, мной, не для того, чтобы подчеркнуть свое участие, а для того, чтобы подчеркнуть правильность ответа на ваш вопрос. Заключалось оно в следующем: когда я приехал и говорил в Москве, это было не несколько раз, но показали один раз, на финишной прямой. Я сказал: у нас есть 306 человек, мы их готовы отдать, Донецку и Луганску, а у Донецка и Луганска мы хотим получить 74. Но установленных на то время было намного больше. Насколько? Примерно на 97 человек. Тех, которые у нас, и мы говорили: «Этих мы отдать не можем». Так вот, договоренность тогда заключалась в следующем. Почему мы не можем? Это те, которые привлекались у нас, или привлечены за особо тяжкие преступления, и это была категория, на которую не соглашался президент Порошенко для информированности наших телезрителей: решение по освобождению принимает в Украине один человек - Порошенко. Точно так, как его принимают руководители в Донецке или Луганске. И в России вопрос, который связан с освобождением, решает президент Российской Федерации, так, как это было с Савченко, так, как это было с двумя и еще товарищами, которые были освобождены наряду с Савченко. Так вот, возвращаясь к этому вопросу.

Ведущий: Путин Савченко освободил, а Порошенко - посадил.

Виктор Медведчук: Это другая история, как говорил Каневский.

Роман Цымбалюк: Так вы уходите в историю?

Виктор Медведчук: Нет, нет, нет, я не в историю, Роман, я от вас и от вашего вопроса никуда не уйду, потому что я просто направлен на то, чтобы ответить на ваш вопрос. Так вот, ситуация сложилась таким образом, что тогда договорились в Украине. Я, с Порошенко. Что мы предлагаем сейчас: дайте нам 306, не включайте лиц, которые привлекаются за особо тяжкие и тех, которые не связаны с зоной проведения АТО. Ну, например, в Киево-Святошинском районе, вы знаете, идет суд по беркутовцам, да? 3 или 4 года идет, более того, я разговаривал с адвокатом. Понятно, это адвокаты, они говорят, что нет доказательств, наверное, нет, да, но утверждать не могу. Так вот, таких людей, как эти беркутовцы, а Донецк и Луганск хотели их получить. Таких, как те, которые осуждены за особо тяжкие, мы сейчас отдавать не будем. И поэтому я попросил: Владимир Владимирович, вмешайтесь, обратитесь к руководителям непризнанных республик, тогда это был Захарченко и Плотницкий, и давайте освободим фактически 380 человек вместе, которые вернутся в дом, в семьи, к родным, а на втором этапе, подчеркиваю, и я об этом заявлял официально, и в декабре, и в январе, будет второй этап всех установленных на всех установленных. Мы провели первый этап. Когда я пошел в январе и феврале разговаривать на тему как же там дальше, с нашими обещаниями, точнее нет, не с нашими, моими, но под гарантии господина Порошенко, мне сказали, да не... Смотри, вот давай так. Мы отдаем 10, пусть отдадут 25, а было уже тогда так, примерно. Сегодня 186 на 62, 62 мы нашли там и хотим получить, а у них, 182 у нас. Тогда эти цифры были меньше, примерно 29 на 84. Тогда. Я говорю: мы же договорились, более того, я договорился, брал это мой авторитет, и это мое честное слово, как человека, который говорил, давайте сделаем так, а потом… Порошенко от этого отказался. И вот, продолжая даже не ответ на ваш вопрос, я скажу, а если бы сегодня, вот те цифры, которые я назвал, 186 на 62, если бы была воля, политическая воля со стороны Украины, что надо провести всех установленных на всех установленных, я бы это организовал вместе с Донецком и Луганском за 3-5 дней. Поэтому, 1,5 года нет обменов, потому что для этого нет политической воли в лице президента господина Порошенко.

22.08

Ведущий: Точнее, есть отрицательное решение.

Роман Цимбалюк: Получается Вы не можете организовать обмены между Россией и Украиной, то есть Вы уже не справляетесь с этой функцией.

Медведчук: Минуточку, если можно, я отвечу, Дмитрий. Я не хочу, чтобы Роман Цимбалюк, которого я уважаю как журналиста, остался неудовлетворенным.

Ведущий: Думаю, от Вас это не зависит.

Медведчук: Я буду стараться. Роман, смотрите, вы сейчас про Россию или про Донецк и Луганск? Давайте мухи и котлеты.

Роман Цимбалюк: Про оккупированный Донбасс Вы рассказали..

Медведчук: А теперь про Россию, объясняю. По поводу России и по поводу обменов тех лиц, в том числе, мы с вами говорили вне этой программы, но в течение прошлой программы, я вам приводил аргументы, которые, наверное, не надо публично оглашать, но я же вам ответил, почему не происходило тогда. А после этого господин Путин публично заявил, он не будет участвовать в избирательной кампании господина Порошенко. Что это означает? Это означает, что любые обмены сегодня, будут работать в той или иной степени на господина Порошенко, и Путин этого не хочет. Прав он или не прав, ну это его воля, но есть ответ и по этому, как минимум, я уже выведен от ваших возможных подозрений, в том, что я чего-то не сделал или чего-то не хочу. Очень хочу, Роман. Хочу, чтобы все вернулись домой, и буду делать все, несмотря на любые заявления и любые развития отношений между нашими странами, чтобы те, кто публично осуждены и привлечены к ответственности в России, были дома в Украине, в своих семьях. Сделаем для этого все (аплодисменты).

Ведущий: Василий, прошу Вас.

Вакаров: Уважаемый Виктор Владимирович, Ваша встреча вчерашняя, Вас и господина Бойко с премьер-министром России и руководителем "Газпрома", вызвала в Украине просто огромный резонанс. И люди спорят, люди дискутируют, о чем вы говорили? Уточняется первый вопрос: когда Вы говорили о газотранспортном консорциуме, Вы имели ввиду восстановление той идеи консорциума Германия-Украна-Россия, 2002-2003 год, или это какой-то другой консорциум? Второе: Вы публичный политик, лидер партии. Скажите, пожалуйста, во всех экономических отношениях с РФ, о которых Вы говорите и Ваша партия, о развороте в сторону РФ, то есть мы говорим о парламентских выборах, скорее всего, где Вы, возможно будете представлены. Но Вы сами не сможете этого сделать, с кем Вы собираетесь быть партнерами или сотрудничать в будущем Верховном Совете? И третье, президентские выборы, поскольку сейчас это основной тренд. Смотрите, некоторые кандидаты объединились против того, что у нас есть схемы, возможные, скажем, инсинуации, возможные покупки выборов, избирателей и т.д. То есть некоторые кандидаты объединились и сказали: "мы выступаем против и будем действовать так и так". А вот Вы, ваша политическая сила, что вы артикулируете, как вы будете бороться, или какие предложения у вас против этой "ганебної ситуації довкола виборів в Україні"?

Медведчук: Понятно. Начнем с конца. По поводу того, как наша партия ОПЗЖ и ее кандидат Юрий Бойко будет бороться вот с тем, что я сказал. Естественно, мы с этим боролись, и будем бороться, потому что у нас сегодня наша партия обеспечила участие представительство нашего кандидата во всех окружных избирательных комиссиях 199 и почти 30.000 во всех участковых избирательных комиссиях. И представительство в этих комиссиях и наблюдатели в эти комиссии. Это первый ресурс. Второй ресурс - это актив партии, который занимается выяснением того, что может послужить тем, о чем я назвал - фальсификации, подкуп и все остальное. Третий вопрос. Естественно, что мы должны защитить свой выбор. Защитить те голоса, которые люди, в результате своего доверия, отдадут нашему кандидату. И не смотря на все то, что я рассказал, не смотря на то, что я знаю и знаю больше, чем говорю, мы все равно должны это делать, потому что у нас нет другого выхода. Более того, когда вы говорите о том, с кем вы собираетесь сотрудничать, я вам хочу сказать - да, мы будем сотрудничать с другими кандидатами в вопросах честности, фиксирования результатов по выборам. Говорить сейчас я этого не буду, так как это право кандидата говорить, но то, что мы находимся в тесном сотрудничестве с теми, кто может быть в будущем такими же потерпевшими, как мы на выборах в результате подсчетов, - это однозначно. И было бы глупо и примитивно этим не заниматься. Поэтому мы это делаем, мы будем делать. Возвращаясь с третьего к первому вопросу - вопрос транзита газа. Смотрите, эта идея действительно возникла, как правильно здесь Дмитрий вспомнил, в 2002 году. Потом она возникала в разных вариациях. Вы знаете, у меня был недавно разговор. Ну, недавно - это где-то полгода тому назад с господином Путиным. Когда я поднял идею, а я всегда был сторонником этой идеи, и выступал в прессе, публично о том, что нужен газотранспортный консорциум. Так вот, в разговоре, когда я в очередной раз начал это говорить, и не потому что я как бы любитель в этом вопросе, а я всё-таки знаю, о чём говорю, и второе, что этот вопрос будировался и в Украине. И мне Владимир Владимирович так пошутил, говорит: "Ты в который раз этим занимаешься?". Я говорю: «Наверно, в третий». Он говорит: "Нет, в четвертый". Я говорю: "Ну, неважно - в третий, в четвертый, ну может быть это поможет нам, в конце концов, сдвинуть с мертвой точки?". Ведь в чем вопрос и преимущество газотранспортного консорциума? Ведь никто никому не собирается отдавать или продавать трубу. Сегодня даже есть закон, который запрещает участие в праве собственности или в управлении российским компаниям. Вопрос-то в другом. Газ - он где? В России. Куда его поставляют? В Европу. Кто там? Потребители. Мы же не говорим даже сегодня - тогда была Германия. Мы не говорим сегодня "страны Евросоюза", мы говорим "европейские потребители", газовые операторы, крупнейшие газовые компании Европы, которые всё равно потребляют этот газ. И он же растёт. Ну в 17-м году Россия поставила 194 млрд. кубов Европу. В прошлом году - 201 миллиард. Специалисты-эксперты говорят: до 2035 года будет 245 миллиардов. Ну почему же его не поставлять через Украину? Почему не получать эти три миллиарда долларов, которые мы получали и в 17-м и в 18-м? Но ведь после "Северного потока-2" из баланса уйдет 56 миллиардов. "Поток турецкий" 1 и 2 в декабре - уйдет 32 миллиарда: 16 на внутренние потребности Турции, а 16 в Европу. То есть уже около 70 миллиардов уходит, что нам остается? Я посчитал нашим умникам и сказал: у нас баланс 15-18. 15-18! А для того, чтобы трубу содержать, надо 40 прокачивать. А для того, чтобы обеспечивать поставку газа в отдельные регионы, в том числе и в Юго-Востоке, надо давление в ГТС. А это давление никогда не будет, если мы будем 15, или 19, или 8 млрд. поставлять в Европу. И она превратится в музей металлолома имени украинской ГТС. Почему не транзит на новых условиях, а газотранспортный консорциум? Потому что есть и такой вариант, мы вчера обсуждали, и Дмитрий Анатольевич, и Алексей Борисович предложил: "Ну, давайте продлите договор о транзите. Или заключите новый, с 1 января 20-го". Я говорю: "Да, это возможные варианты и, в конечном итоге, это будет решать власть". Но нам они не выгодны. Потому что они дадут только тот баланс, который остается. Ведь когда госпожа Меркель публично заявляет по поводу того, что: "Да, мы настаиваем, чтоб был транзит». Отвечаю - конечно, будет транзит! Но на экономически выгодных условиях. А какие это выгодные условия? Если Северный поток в полтора раза короче, если цены в два раза дешевле по транзиту в Северном потоке, чем через ГТС - какие это экономические…"

Ведущий: И платить "Газпром" будет самому себе.

Медведчук: Это 9 миллиардов! Но когда он войдет в газотранспортный консорциум, он будет заинтересован, потому что он будет участник, в том числе и распределения прибыли. Не собственник трубы, не собственник! Потому что труба будет в управлении - что она сейчас в управлении у НАК Нефтегаза, что она будет у консорциума.

Вакаров: А будет еще и третья сторона?

Медведчук: Европейские операторы, естественно.

Ведущий: Мы продолжаем разговор с Виктором Медведчуком, Володя, прошу Вас.

Корнилов: Виктор Владимирович, к теме, которую обсуждали в начале, по поводу фальсификаций готовящихся, все мы знаем что готовящихся. Это сценарий, о котором тут говорили, что всё равно победит один, или одна, а объявят победителе все равно Порошенко. Он ведь самый вероятный, мы видим это по опросам общественного мнения, да? Когда подавляющее большинство населения Украины говорит, что ни при каких обстоятельствах за Порошенко голосовать не будет, и при этом большинство украинцев на вопрос "кто победит"? Отвечают всё равно "Порошенко".

Медведчук: Так по этому так отвечают, потому что знают, он так просто место не отдаст.

Корнилов: Совершенно верно, и все мы это понимаем, все население Украины это понимает, мы все видим какого масштаба фальсификации готовятся, никаких сомнений. Если этот как мы считаем самый вероятный сценарий, Порошенко объявит себя победителем, при том, что всем понятно что выборы он украл. Вот вы, как юрист, как человек пользующийся авторитетом у людей в России, принимающих решение. Вы будете при таком сценарии рекомендовать России не признавать выборы? И если Россия таки не признает выборы, на Ваш взгляд, чем это чревато для российско-украинских отношений?

Медведчук: Первое. Если буду идти те факты, о которых говорил я, и которые перечисляли Вы. Во время избирательного процесса и подсчета голосов, первое, что мы сделаем, сделает наша партия "Оппозиционная Плафторма-За Жизнь", мы политическим решениям не признаем эти выборы. Теперь в отношении рекомендации. А это США в Украине дают рекомендации, советы и отдают приказы и распоряжения киевской власти. В России все выглядит по-другому. Если у меня спросят, я скажу первое что, что наша партия их не признала. А каким будет поведение, действие и реакция российской власти, ну это мы все вместе узнаем. Поэтому не хочу забегать и не хочу говорить что здесь.. Российская власть будет принимать решение под каким-то влиянием.

Корнилов: Второе, если все таки не признают, то..

Медведчук: Знаете, здесь ситуация другая. Я бы здесь сложил несколько факторов, первое: Допустим, как Вы говорите, Ваше руководство не признает выборы в Украине, я бы сразу привел, это пункт №1. №2: непродление с 1 апреля большого договора между Украиной и Россией. Очень серьезная вещь, самая страшная стратегическая ошибка киевской власти - это не продление договора с 1 апреля 2019 года. Когда мы сравним эти обстоятельства, вторые обстоятельства и третьи, что человек, который победил на выборах, или как Вы сказали, я цитирую только Вас, "объявил себя президентом". И исповедовал политику антироссийской истерии, пещерной радикальной русофобии, возвел ее в ранг национальной идеи и основы государственной политики, будет оставаться при власти и продолжать. Я предлагаю Вам составить три фактора: непризнания, не действия прекращения большого договора и политика государственная со стороны киевской власти, которая сохраниться. Какой будет вывод и результат - сделайте его сами.

35:07

Ведущий: Спасибо за жёсткость и бескомпромиссность оценки в части вашей позиции, вашей партии. Что если вон фальсификации будут очевидными.

Виктор Медведчук: Если будет мы однозначно будем…

Ведущий (перебивает): Если будут, вы однозначно это не признаете.

Виктор Медведчук: Да, да.

Ведущий: Это кстати тоже важная позиция. То, что никаких торгов не будет.

Виктор Медведчук: Нет. Однозначно.

Ведущий: Здесь два момента цепляясь за вопрос Владимира, которые меня интересуют. Вот вы сказали русофобия, поставленная в ранг национальной идеологии.

Виктор Медведчук: Национальной и государственной политики и национальной идеи. Да.

Ведущий: Идеи. Да. Ну или в какой-то части идеологии, что самое интересное. Но ведь известно, что это, же всё одобрено. Выполняется распоряжение. Потому что господин Волкер на днях отличился тем, что он сказал: Какая у украинцев должна быть идентичность, и он рад, что это новая идентичность у них есть. Вот тут как минимум два украинца стоит, не считая нашего гостя уважаемого. Так Курт Волкер сказал, что у вас теперь новая идентичность, важнейшими чертами которой является антироссийскость и стремление в НАТО и Евросоюз. Вот такая, по мнению начальника американского над Украиной, вот такая идентичность. Вопрос об идентичности. Ведь если мы смотрим…

Виктор Медведчук: Я скажу тупая и ограниченная позиция, тупая и ограниченная позиция. Дальше продолжайте.

Ведущий: Если мы смотрим на электронное поле, оно ведь не поменялось с 91 года, несмотря на все события до 19-го.

Виктор Медведчук: Не все голосуют, которые голосовали в 91-ом.

Ведущий: это понятно, но смотрите как интересно. Порошенко с Тимошенко борются за избирателя Галичины.

Виктор Медведчук: За одного.

Ведущий: За образец "свідомого" украинца, как сам сказал Порошенко. Он же там находиться, на Галичине. Виртуальный Зеленский, как вы сказали, он так расползается, в основном центре.

Виктор Медведчук: Не… юго-восток. На юго-востоке.

Ведущий: Да, и юго-восток. У Бойка, который имеет лидерские позиции на юго-востоке, серьёзно отъедает. Но в принципе, где же единая Украина с единой идентичностью?

Виктор Медведчук: Видите ли. Смотрите. Почему я всегда был и остаюсь сторонником федерализации Украины. Потому что как раз учитывается то, о чем вы говорите. У нас нет единой идентичности и навязывать, внедрять ее силой - это неправильно и я считаю преступно. Более того, в двадцать первом веке, в стране, которая находятся в центре Европы, среди людей, которые ходят в разные церкви, разговаривают на разных языках, по-разному оценивают свою историю и исторические факты, навязывать идентичность присущую только части населения - является преступлением против другой части населения. Это факт, который сохраняется с девяносто первого года. Это факт, о который позволял политикам говорить о расколе в обществе, который может быть угрожает распадом. Но этот распад начался, к сожалению, этот распад начался. И если не учитывать дальше то, о чём вы говорите и то о чём я сейчас анализирую и утверждаю. То навязывание идентичности даже из таких мнимых хозяева, как господин Волкер, который ещё по своему мировоззрению является ограниченным и он причинил немало вреда не только отношениям США и Украины, но и отношениям США и России. Потому что, якобы его там определили на роль какого-то переговорщика, которую он, конечно же, растоптал своим профессиональным невежеством и незнанием ситуаций. Но это уже пусть останется на его совести. Но, возвращаюсь к вопросам идентичности - мы должны хорошо понимать, если нет такой единой идентичности, то надо то, о чём мы говорим многие годы. Говорю лично я, надо сшивать страну. Надо в числитель вынести веру, надо вынести язык, надо вынести историю, а в знаменателе определить уровень жизни, доходы, совместное проживание, совместное управление страной. Если мы выведем такую формулу национального успеха, то это может решить ту проблему, о которой вы сейчас говорите. И тогда идентичность, которая навязывается силой, которая навязывается с применением насильственных методов дискриминации. Как это происходит сегодня при принятии закона о Функционировании украинского языком, где он не о функционировании украинского языка. Да, нет. Это закон о дискриминации русского и языков других национальных меншин. Он противоречит нормам Конституции, он противоречит Европейской Хартии, он противоречит пакту о политических и трудовых правах Международной конвенции. Это всё не то. Это попытка сегодня сконцентрировать электорат, вы правильно сказали, Порошенко, Тимошенко, Гриценко, Ляшко. Я не говорю сейчас о Зеленском и естественно не говорю о Бойко. Сконцентрировать и угодить этой части населения. Части, которая "за" то, чтобы такая идентичность была внедрена. Той части, которая выступает за вступление в Евросоюз, там нас не ждут, это понятно, в НАТО. И они всё делают для этого. И вот та же Тимошенко, ее самая большая ошибка, на мой взгляд, что она находится в фарватере Порошенко. Ведь это Порошенко все инициирует и язык, и армию.

Ведущий: А она со всем соглашается. Я не видел в этих идеологических вопросах, что бы ЮВ хоть чем-то возразила.

Виктор Медведчук: А она не может не согласиться. Дмитрий. Она же там. И ее электорат тоже в Ивано-Франковской, Львовской, Тернопольской, на западе и в центре. И поэтому, они топчутся по этому полю и пытаются получить доверие людей. И ради этого они концентрируют все свое внимание, все свои действия и показывают: нас остальные, а остальные - это юго-восток, часть центра и русскоязычное население, живущее по всей территории, не интересует. Нас интересуют эти. Целенаправленная, целеустремлённая политика на завоевание голосов на центре и на западе. И пока это будет продолжаться, эти люди причиняют больше ущерба нашей стране, чем любые сепаратисты или те, кого они называют сепаратистами.

Ведущий: Спасибо. Володя прошу вас.

Владимир Мамонтов, генеральный директор радиостанции "Говорит Москва": Виктор Владимирович, есть такой термин "дип стейт", такое внутреннее государство. Недавно у нас появился термин "глубинный народ", который оказывается на самом деле, на который можно опереться. По-настоящему, большому политику, который собирается отправлять свой корабль, свое государство в большое и долгое плавание. Из того, что вы сейчас рассказали, отвечая на вопросы коллег моих. Получается печальный вывод, что нет глубинного народа на Украине и это вещь серьёзная на самом деле. Каждый раз, на каждом этапе, перед майданом очередным, после Майдана очередного. Я лично испытывал такое чувство, что то, на кого бы я опирался, ну в части я ж на русофоба не пойду опираться, я пойду опираться на человека, который уважает русский язык, так же как я уважаю украинский. Правильно. Проседание постоянное происходило. Соглашались, отходили, соглашались, говорили - это не страшно и это не страшно. А это, подожди, ты не понял, а потом будет лучше, а сейчас мы вот это. Смотришь - в школы позакрывались, смотришь и… ну, вы понимаете, куда я клоню.

Виктор Медведчук: Могу продолжить этот ряд примеров.

Мамонтов: Один ведь очень мудрый украинский ученый, с которым я в добрых отношениях. Однажды, после "Второй", правда, честно скажу. Он сказал мне: есть такая черта некоторая в народе, в нашем вот так вот отступать. Ну не скажу, что предавать кого-то и так далее. Ну, вот эта не твердость, вот это не Братство что ли. Вот оно меня пугает как гуманитария. Вы очень интересно рассказали про консорциум, про нефть и так далее. Слушайте, здорово устроилась Украина, в широком смысле этого слова. Товарооборот за счёт России, туда-сюда. Но у нас тоже тут, правда, плюсы, и так далее и тому подобное. Это как бы отдельная история. Тут война идёт, тут рыбу заворачивали, тут у нас товарооборотище растёт и скоро вырастет

Виктор Медведчук: Здесь читать - здесь не читать.

Мамонтов: Здесь читать - здесь не читать. Здесь мы агрессоры, враги, негодяи. Тут нас коллега постоянно нашего президента за горло берет на всех пресс-конференциях

Виктор Медведчук: Это он в тонусе держит.

Мамонтов: И так далее. Что ж вы делаете? Вы нас захватили. Вопрос: не является ли эта ситуация печально необратимой, потому что душа болит.

Виктор Медведчук: Вы знаете. Категорически нет. Категорически нет. Если бы она была необратимой, то нормальные люди должны были согласиться с подобным потоком ситуации и развитием событий. Но в Украине есть достаточно сил, которые думают по-другому. Я могу привести массу примеров. Я приведу несколько, исходя даже из той же социологии. Вот когда я был в этой студии по приглашению Дмитрия, я тогда называл цифры по поводу отношения украинцев к России. Очень хорошо, хорошо. Очень плохо, плохо. Так вот эти цифры тогда были на уровне 45 против 38. 45 - очень хорошо и хорошо и 38 - плохо, очень плохо. Сегодня эти цифры на 27 февраля 2019 года: 57- очень хорошо и хорошо и 29 - плохо и очень плохо. Запреты, которые ввела Украина насильственно, неправильно, с нарушением конституционных прав, на Российское телевидение, на российские художественные фильмы, на гастроли российских актёров, на книги. Сегодня считают нарушением конституционных прав 54-59% граждан - это исследование конца февраля 2019 года. Могу приводить много других примеров, но я вам говорю - нет, люди всё понимает. Более того, подобное отношения это ответ на политику антироссийской истерии и радикальной русофобии. Это ответ людей. Если я раньше говорил, что есть 30-35%, как, на мой взгляд, с учетом моей идеология, которую я исповедую и взглядов. Действительно, которые хотят других отношений со своим соседом, других отношениях между двумя народами - российским и украинским, между двумя славянскими народами. То я вам сейчас хочу сказать, что таких людей становится больше. Они боятся, потому что они загнаны насилием, так называемых активистов. В тех же объединениях 48 погибших, которые были сожжены заживо в доме Профсоюзов, нападение на офисы, разбойное нападение на активистов, угрожение убийством, и всё остальное, которое проходит все эти годы. Потому что власть вообще-то потеряла монополию на силу, что является важнейшим государственным атрибутов. И когда эти выступления начались против власти после известного скандала в "Укроборонпроме" власть на себе ощутила, что означает не владеть монополией на применение силы со стороны Государственного аппарата. И когда раньше это были её оппоненты, потому что сжигали или поджигали офис Медведчука, а он оппонент власти. Поджигали российские банки, жгли людей в Одессе, они наблюдали сквозь пальцы. Ну, это же не мы, это же наши, ну не враги, наверное, оппоненты. А когда случилось то, что случилось после скандала в "Укроборонпроме" они заговорили по-другому. Вот они получили то на что нарывались. И ещё одно и очень важно. Я сейчас вспомнил, когда вы мне сейчас задавали вопрос. Кажется в 2016 году, я был по приглашению Владимира Владимировича Путина на Валдайском форуме. На финальном заседании. И, когда он там выступал и общался, ему был задан вопрос господином Погребинским, который спросил об отношениях Украины и России. Это шестнадцатый год был. И он тогда ответил слова, которые для меня они являются сегодня знаковыми. Он сказал: "нас характеризуют отношения между Россией и Украиной, а точнее между российским и украинским. Нас сначала разъединили, а потом стравили и мы сами в этом виноваты, и мы сами должны найти выход из этой ситуации". Я отношусь к тем, которые ищут этот выход.

Ведущий: Спасибо Виктор Владимирович. Вот чуть-чуть поменяю ракурс вопроса. Потому что тут произошла такая вещь, которую даже я с некоторым удивлением воспринял, хотя, в общем, привык не удивляться тому что на Украине происходит. У вас есть там человек исполняющий обязанности Генпрокурора вот Юрий Луценко.

Виктор Медведчук: Да. Он числиться Генеральным прокурором.

Ведущий: Исполняющий обязанности - потому что для меня человек, который юридического образования даже не имеет, вряд ли, может быть Генеральным прокурором.

Виктор Медведчук: Уже не надо. Внесли изменения в закон.

Ведущий: Я понимаю, что им не надо. Это мне понятно, но у меня это просто в голове не укладывается, поэтому я называю его исполняющим обязанности. Можно сказать: то, что заменяет нам Генпрокурора. Можно жестче сказать.

Виктор Медведчук: Мы можем все говорить.

Ведущий: Вот то, что сегодня заменяет в Украине генпрокурора, сделало открытие большое. Через несколько лет выяснилось, что его вызывала посол Соединенных Штатов.

Виктор Медведчук: Лично.

Ведущий: Лично. Вот и говорила, кого ни в коем случае нельзя трогать, возбуждать уголовные дела, расследовать там чего-то и т.д. Попутно с этим, кстати, никто не прореагировал. Америка как-то вяло проигрывала. Попутно с этим выяснилось, что вообще-то органы, такие как НАБУ, коррупционная прокуратура - все работали на Хилари Клинтон. И даже Трампу это донесли. Трамп написал в Twitter: Вот видите, кто работал, значит на…

Виктор Медведчук: Российский след искали, и он затухает, а обнаружился украинский след.

Ведущий: Вот я хочу понять. Вот это в принципе такой хитрый план Порошенко и Луценко, что господин Трамп видите мы ваши. Мы даже сдали, как у нас тут работали на Клинтоншу. Вы нас переназначьте и после этого мы ваши. Это в этом хитрый план или в чём?

49.33

Виктор Медведчук: Нет, вы знаете, я думаю, что, а ларчик открывался просто. Опять-таки это моя зрения и я хочу, я ее уже высказал на днях, когда это произошло. Я думаю, что всё намного проще Дмитрий. Просто мне кажется, господин Порошенко узнал, что не его поддерживает на Президентских выборах американцы, а кого-то другого. И вот это повлияло на подобные действия, в том числе и Генерального прокурора. Кстати, когда сейчас он говорил, что надо расследовать действия Мытника, руководителя НАБУ по поводу вмешательства, действия Лещенко, коллеги Романа, который был журналистом. Сейчас он народный депутат. То меня удивила профанация этого всего, потому что еще в конце ноября, а 11 декабря было оглашено решение Киевского окружного административного суда, где было установлено, внимательно, цитирую дословно: "Действия господина Сытника и господина Лещенко причинили ущерб внешней политике Украины. Их действия по вмешательству в выборы президентские 2016 года в США признаны незаконными с учетом разглашения, что являлось тоже нарушением закона по поводу данных Пола Манафорта и получению им определенных сумм". Это установлено решением суда. А сегодня проснулся Генеральный прокурор. Кстати, я по этому поводу делал заявление еще 8 января. И требовал ответственности и неоднократно в интервью говорил по этому поводу. Сегодня проснулись. Чего сегодня? Да потому, что американцы, кажется, поставили на другую кандидатуру.

Ведущий: Так вот он же приводит - мы вам доказательства против Клинтонши даем, а вы нас утвердите, дайте нам ярлык. Нам, нам дайте ярлык.

Виктор Медведчук: А вы знаете, там же, я так понимаю, в Америке тоже уже начинается кампания 20 года. И там тоже вспоминают, а что ж там было то, которое не то. Поэтому, я думаю, реакция вчерашняя господина Трампа, она тоже образцово-показательна. И в первую очередь – для Украины.

Ведущий: Спасибо что донесли. Но на ярлык все равно не дам. У нас реклама. После этого - следующий круг вопросов.

Ведущий: Это программа "Право знать" на ТВЦ. Продолжаем разговор с Виктором Медведчуком. Уважаемые коллеги, время нашей программы – не безразмерно. Поэтому, чтобы все успели, пожестче. Прошу, вас, Роман.

Роман Цымбалюк: Пожестче или покороче?

Дмитрий Куликов: Все равно не отрегулируешь! Вы пользуетесь безразмерной свободой слова в России.

Роман Цымбалюк: Я хотел спросить сначала. Вот все говорят в России, что будут фальсификации на выборах. Хотелось бы сначала спросить, не хотели бы вы и рассматриваете ли вы возможность, чтобы ваш кандидат Юрий Бойко в знак протеста снялся с выборов? Виктор

Виктор Медведчук: Не дождутся!

Роман Цымбалюк: Все равно ж они будут фальсифицированы, по-вашему мнению. Хотел еще спросить, какие политические уступки Украина должна сделать за этот газовый консорциум. Но вы так тут за американцев заговорили, и у меня вопрос другой. Вы очень так нелицеприятно высказались по поводу Курта Волкера, его позиции по Украине и т.д., и т.д. Вспомнили вот эту яркую цитату Владимира Владимировича по поводу, что нас сначала разделили, а потом стравили…

Виктор Медведчук: Разъединили, а потом стравили.

Роман Цымбалюк: Вы могли бы объяснить, почему в результате этих сложных процессов, территория Российской Федерации увеличивается за счет Украины, а Украинское государство – уменьшается? Вот если можно вернуться к вот этому съезду, вы выступили с таким резонансным планом по Донбассу на этом съезде, но ничего не сказали по Крыму. Вы говорили, что юридически – это Украина. Так вот, практически ваша политическая сила и ваш кандидат как будет возвращать оккупированный полуостров в состав Украины?

Виктор Медведчук: Смотрите, я охотно отвечу на ваш вопрос. Когда вы привели цитату, которую я привел, и которая принадлежит Владимиру Владимировичу Путину, вы сказали. Процитировали: "Разъединили, а потом стравили». Мы сами в этом виноваты, - я продолжаю. И мы должны найти выход их этой ситуации. Вот когда мы, Роман, его найдем, тогда не будет вопросов ни по Крыму, ни по Донбассу. Сегодняшняя власть его не ищет. Я могу, если мне дадут возможность, рассказать, все что сделала киевская власть по отношению к Крыму. И вы это хорошо сами знаете. И то, что она делает по отношению к Крыму, то сегодня вопрос о том, подождите, так при том, что вы это все сделали, каким же образом сегодня думать, как возвращать Крым? Кстати, уважаемые нами с вами президент Порошенко, заявил когда-то, я вам процитирую: "Крым вернется тогда, когда жизнь в Украине станет лучше".

Ведущий: Чем в Крыму?

Виктор Медведчук: Чем в Крыму! Дмитрий, я могу даже цифры сейчас назвать Роману. По поводу этих цифр. Минимальные, средние заработные платы, прожиточного минимума, средней заработной платы в Крыму и в Украине.

Роман Цымбалюк: И цены еще скажите, обязательно. Цены в Крыму!

Виктор Медведчук: Да, и цены. Все абсолютно несопоставимо. Так вот, когда вы говорите про нашего кандидата и про нашу партию, то мы естественно признаем, что Крым в соответствии с действующей Конституции и действующего законодательства – это территория Украины. Это де-юре. А де-факто – вы лучше меня знаете. И когда вы говорите, что мы сотрудничаем, в том числе и с Россией, и будем искать выход их этой ситуации, мы будем искать выходы по всем вопросам. Но сегодня боевые действия идут на Донбассе. Сегодня мир нужен на Донбассе. Даже вчера один человек погиб с украинской стороны и двое ранены. И люди гибнут. С начала года погибло уже 16 человек. И более 100 человек – раненых. Этот конфликт, эти боевые действия надо прекратить Тем более самые большие ожидания от будущего президента и от будущего парламента – это мир на Донбассе. Поэтому я предложил мир по Донбассу, потому что знаю, что можно сделать. Потому что есть позиция, в том числе и РФ, которая заключается в том, что Путин неоднократно публично говорил: «Донбасс- это Украина». Решите вопросы реализации Минских соглашений и эти люди могут вернуться. И мы говорим: «Не территории, а людей надо возвращать». Через гарантии безопасности, через предоставление им того, что их может привлечь вернуться в Украину. И когда мы вернем людей, вернуться и территории. И Донбасс вернется в Украину, а Украина вернется на Донбасс. А по Крыму таких предпосылок на сегодняшний день нет. Потому что все что могло быть сегодняшняя киевская власть уничтожила на корню. Это первое. И у вас еще вопрос, извините, Роман? Еще вопрос?

Ведущий: Нет, это он сначала сам с сбой говорил, а потом задал этот вопрос.

Виктор Медведчук: Извините. Было, было. Я же.. Уступки. Политические уступки. Никаких. Никаких. Проблема заключается в том, что без газотранспортного консорциума, говорю вам, как специалист в этой отрасли, не будет у нас будет транзитировать газ на уровне от 8 до 15, в лучшем случае от 20 до 25 млрд, что остановит систему. А если будет газотранспортный консорциум, мы можем вернуться, я напоминаю технические возможности, на входе - 250 мдрд, на выходе - 185 млрд. если это будет выгодно потребителям европейским газовым операторам, которые войдут в консорциум, то они будут стараться увеличить объемы для того, чтобы уменьшить затраты и получить прибыли всем. А значит - и Украине. Поэтому здесь нет уступок. Здесь есть приобретение. Абсолютно правильно сказал Владимир Владимирович, который Корнилов.

Роман Цымбалюк: Но это станет возможным, если президентом будет Бойко?

Виктор Медведчук: Я хочу сказать, это возможно и при другой власти, которая возьмет в руки мозги и подумает, как сделать лучше стране, как наполнить реальным содержанием доходы и уровень жизни. Потому что это все для людей. Если на это власть не пойдет, ну что ж, это плохо для тех людей, которые изберут такую власть.

Ведущий: Требование взять в руки мозги уместно если они ,как в принципе, существуют. А если не, то…Я не о Романе. Я о тех, кто там у вас во власти.

Василий Вакаров: Вопрос к вам. Почему не получилось у Вас? Вы публичный политик и в начале этого года вы заявляли о том, или точнее, перед стартом официальным президентской кампании вы заявляли о том, что будет единый кандидат, по крайней мере артикулируя, что будет одна политическая сила, которая, скажем так, наберет наибольшее количество на юго-востоке и будет репрезентовать интересы людей юго-востока в качестве президента Украины. Почему не получилось?

Виктор Медведчук: Объясняю.

Василий Вакаров: Это первое. И второе. А есть ли какие-то возможности на сегодняшний день объединится, или все-таки выступить единым фронтом?

Виктор Медведчук: Смотрите. Когда я об этом говорил и неоднократно утверждал, я исходил из того, что существует идеология. Идеология защиты интересов юго-востока, русскоязычного населения и радикального изменения экономического курса. И эта идеология была понятно очень многим, которые хотели ее понять. И мы пытались объединить. Мы сделали главное в объединении: если вы помните, вы хорошо это знаете, самые рейтинговые кандидаты в президенты были Бойко и Рабинович. У них было от 7 до 10 процентов во всей социологии еще год тому назад. Мы объединили их двоих. Почему мы не договорились, скажем так, с третьей стороной? Или с той стороной, в которую входил Мураев, о котором я здесь говорил, у Дмитрия в программе прошлой, и куда вошел Вилкул. Потому что там в основе стоят бизнес-экономические интересы. И интересы политические, которые сегодня координируются с Банковой. А именно - господином Порошенко. Ведь не секрет, что все эксперты и социологи за полгода до выборов говорили: «Кандидат от юго-востока имеет шанс войти во второй тур». Не говорим о победе. Но войти – имел. Это серьезная заявка. Это месседж для этих людей. И для этого были, поверьте мне, все основания, как считали все специалисты и социологи. И понятно, что Порошенко, который хотел получить место под солнцем, а я имею в виду место во втором туре, понимал, что если гарантировано представитель юго-востока входит туда, то остается одно место. А как же, там есть Гриценко, есть Тимошенко, есть там Вакарчук. Ну, был тогда. Или другие. Тогда уменьшается возможность попадания этого кандидата во второй тур. И мог не пройти. И поэтому Порошенко занял позицию - раздробить. И поэтому вышел из партии Мураев под влиянием Банковой. Потом представители, которые с нами договаривались от этого бизнес крыла, они нам предлагали ну заведомо нереализуемые глупости. Ну, например, вот я вам сегодня могу сказать, (я уже говорил это публично) а давайте выдвинем единым кандидатом, но нашего. Мы говорим: "Как вашего? А Бойко не наш? Он же руководитель вашей фракции оппозиционной? А Рабинович, он с улицы? Так у них же по 8-10%? А кого вашего". "Ну, давайте, например, выдвинем мэра Мариуполя или мэра Запорожья". Говорю: "Как фамилия? Я даже не знаю". Одного вспомнили, а второго нет! Это переговорщики, вы понимаете, в чем дело? Выдвинете нашего, этого. Это что было? Это была задача, которая была сформулирована Банковой. Была сформулирована штабом Порошенко и лично Порошенко. Для того, чтобы не дать возможности реально получить голоса, чтобы кандидат от юго-востока не вошел во второй тур. Вот почему мы не объединились. Это была не наша вина, потому что мы шли на компромиссы, на уступки. И у нас были козыри, козыри в виде двух кандидатов, которые были наиболее рейтинговые и которые реально могли представлять опасность для действующей власти. Но этого не случилось. К сожалению, я считаю, что это не случилось по вине этих людей. И когда вы говорите о парламентских выборах, я хочу сказать, я человек лично очень принципиальный и последовательный, я не прощаю в вопросах идеологии. Не прощаю. Почему? Потому что тот, кто выдвигается сегодня - господин Вилкул, он был вице-премьером в правительстве Азарова, который сейчас находится где-то здесь, недалеко, и господина Януковича, который тоже здесь, которые с 10 года безальтернативно шли в Европу, в Евросоюз. И рассказывая всем сказки и басни зная о том, что это уничтожит экономику Украины. И они исповедовали другой путь. И когда Вилкул сегодня говорит о том, что у нас разные идеологии с Медведчуком, он прав. Да, у Медведчука другая позиция. Потому что Медведчука Янукович гонял с его общественным движением "Украинский выбор" и не давал возможности проводить мероприятия, где мы разъясняли преимущества Евразийского экономического союза и Таможенного союза. Вот, господин Корнилов это хорошо знает из тех времен. Мы это объясняли, показывали на пальцах. Василий, я несколько дней тому назад случайно на Ютубе нашел свое выступление у Савика Шустера 13-го года, в апреле месяце. Посмотрите. Все что говорил за 27 минут - 95% случилось, но уже в 18 и 19 году. Поэтому идеологически мы разные люди. И когда снов возникнет вопрос объединения, я буду лично стоять на идеологических принципах. А как буду вести себя мои коллеги и партнеры, мы посмотрим. Решение будет приниматься коллективно.

Ведущий: Очень важно про идеологические моменты. Потому что у меня, честно говоря, тоже был эффект удивления, когда на съезде по выдвижению господина Вилкула, это те, кто защищает юго-восток, было нацистской приветствие "Слава Украине! Героям слава!" И это вот съезд защитников юго-востока. И это идеология. Так где идеология подлинная? Вы собираетесь Восток защищать или вы собираетесь бандеровские речёвки кричать?

Виктор Медведчук: Не могу согласиться, что это нацистское приветствие. Не могу согласиться.

Ведущий: Ну бандеровское….

Виктор Медведчук: Я с уважением отношусь к Украине и ее славе и героям Украины. Вопрос заключается в другом, в ваших словах есть правда. Потому что это тоже характеристика тех, кто собрался и кого выдвигали. С этим я согласен.

Владимир Корнилов: Как дончанин, наверное, больше всех в этой студии, хочу, конечно, завершения этой кровопролитной войны как можно быстрее. При этом вопрос о возвращении в состав Украины, федерализации и т.д.

Виктор Медведчук: В виде автономии. Пока не федерализации еще…

Владимир Корнилов: Вы упоминали и федерализацию.

Виктор Медведчук: Я сторонник…

Владимир Корнилов: Я, еще в 89-м году, еще Советский союз был, выдвинул идею федерализации, параллельно с Черноволом во Львове, моим идеологическим оппонентом, мы в Донбассе. Мы в Донбассе об этом заявили, и говорили тогда, что это единственный способ сохранить целостность страны, либо же если не получится, цивилизовано без крови обойтись. Ну не получилось. Мы уже видим. И вопрос возникает – а не поздно ли? Я понимаю, что вы как украинский политик не можете сказать, что Донбасс это не Украина уже де-факто и прочее. Но, вот нам, дончанам, мне, дончанину, вы можете объяснить зачем нам ЛНР, ДНР, Донбассу, возвращаться в состав государства, которого для нас уже нет, которое бомбило Донбасс? Которое стало уже официально бандеровским? Конституцией закреплено – потеряла нейтральный статус и идет официально в НАТО? Где свергают памятники наших героев? Где после принятия вот этого закона уже не будет русских школ? Вот вера выступали депутат Госдумы в Макеевке и сказали: «Мы сделаем все, чтобы Донбасс, ЛНР, ДНР стали субъектом Федерации России». Вы понимаете, что сейчас та позиция для нас дончан гораздо ближе. Вот можете объяснить, вот ваш мирный план что, зачем нам возвращаться в ту стран, которой для нас уже нету?

Виктор Медведчук: Могу. Ну, первое. Владимир Владимирович, смотрите. Вот я слушаю ваши слова, да? Я понимаю что они искренни, да? И я искренне объективно их воспринимаю. Но вот обращаясь к вам и к тем, кто сегодня живет на неконтролируемой Украиной территории и в Луганске и в Донецке. Вы что, решили нас бросить?

Владимир Корнилов: С тех пор, когда украинская армия начала бомбить…

Виктор Медведчук: Подождите. Решили нас бросить и оставить нас наедине с сегодняшней киевской властью?

Владимир Корнилов: Виктор Владимирович, вы же знаете эту знаменитую поговорку: "Армия стреляет в свой народ один раз. Потому что второй выстрел, уже в чужой народ".

Ведущий: А вот здесь же важнейшее слово "нас". В нас это в кого, Виктор Владимирович? Я тоже дончанин, поэтому я тоже могу, как дончанини полное право вмешиваться!

Виктор Медведчук: А в тех людей, я вам объясняю, которые выступают против НАТО. Тех людей, которые выступают против дискриминации русского языка. Тех людей, которые считают, что российский народ это дружественный братский народ. Тех людей, которые хотят сотрудничать с этим народом и с этой страной. Вот этих людей вы сегодня хотите ослабить? Потому что если вы вернетесь, нам будет сподручней продолжать эту борьбу.

Владимир Корнилов: Виктор Владимирович, вы же знаете, если мы вернемся…

Голос за кадром: Да если Донбасс вернется, это будет конец Порошенко.

Виктор Медведчук: Я хотел это сказать. Но я просто предложил представителю Донбасса.

Владимир Корнилов: Виктор Владимирович, вы же понимаете, что в любом случае вернутся так называемые федеральные структуры…

Виктор Медведчук: Это на чувствах. А теперь, скажем, на фактаже и юридическом фактаже. Понимаете, в чем дело? Смотрите, я когда-то, в мае 14-го года, когда вел переговоры приехал к представителям так называемых руководителей тогда Донбасса. Там был такой господин Бородай, вы слышали об этом. Был Губарев.

Роман Цымбалюк: Москвич?

Виктор Медведчук: Россиянин он. Да. Москвич? Я просто не знаю. Может быть, Роман. Дело не в этом. И знаете, что, смотрите…

Ведущий: Там, кстати, Губарев был. В переговорах участвовал. Тоже москвич.

Голос за кадром: И Гиркин…

Виктор Медведчук: Нет. Участвовал Губарев. Не-не. С Гиркиным я не разговаривал.

Роман Цымбалюк: Чтобы показать, что у нас гражданская война все руководство, практически, из Москвы приехало.

Виктор Медведчук. Роман, у нас же не признают, что была гражданская война. Пркратите.

Ведущий: Зачем вы так передергиваете, Роман? Ну, Бородай - да. Гиркин - да. Но что, это все руководство? Гиркин, кстати, никогда не был руководителем!

Роман Цымбалюк: Гиркин не был министром обороны вот этого вот объединения?

Ведущий: Я имею в виду руководителя, как руководителя. Бородай - был! Бородай был. Да.

1.08.50

Виктор Медведчук: Смотрите, Роман. И вот я приехал тогда. Турчинов посылал туда людей – просил, чтобы поехали депутаты, Партия регионов и с ними никто не встречались. Я имею в виду вот этими первые лица – Губарев, Болотов там, Бородай и там другие представители Луганска. И он попросил, чтобы это сделал я. И я позвонил этим людям. Мне дали телефоны. Они говорят : «Виктор Владимирович, ну не. А зачем?». Ну, примерно так, ка вы сейчас. А зачем? Я говорю: "не-не. Надо встретиться, поговорить. По душам поговорим, встретимся". Не хотели. Я попросил в Москве, что бы мне устроили аудиенцию. Ее устроили. Роман смеется. Но это действительно было. Я приехал. Мы сели за стол. Я вот недавно впервые это рассказал публично, сейчас второй раз рассказываю. Мы сели за стол и Бородай, и Губарев, и потом был Болотов и говорят: "Виктор Владимирович, ну мы к вам с уважением. Мы знаем вас, все. Но киевскую власть - ненавидим". Тогда это был еще Турчинов. Мы никогда туда не вернемся. Я говорю: "Смотри. Ты же не хотел со мной встречаться. Не хотел. Но встретился. Почему?". "Ну, вы что, не знаете, мне же попросили тут. Сказали"! Я говорю: "Смотри, значит это не только у Турчинова, и не только у Медведчука. Это еще у кого-то есть такая мысль, что надо встречаться, надо разговаривать, надо договариваться….". Почему я привел, Владимир Владимирович, уважаемый этот пример. По одной простой причине, я сказал, вернемся к юридическому фактажу: сегодня есть Минские соглашения, сегодня есть Нормандский формат, сегодня есть резолюция Совета безопасности ООН, там все расписано, не буду сейчас говорить, все утверждено. Более того, при этой всей ситуации ваши пожелания, в которые я охотно верю, потому что я же общаюсь с людьми с Донбасса, и сегодня и с Луганска. Я знаю намного лучше и знаю больше, чем говорю, какое у них отношение сегодня к Киеву. Но при этом при всем не признали ни ДНР, ни ЛНР Российской Федерацией. Есть Нормандский формат, есть резолюция Совета безопасности, значит, все-таки предполагается или имеет место другой путь, который надо реализовать. И поэтому отвечаю вам и Роману, я предложил мирный план, зная о том, что может быть переговорной позицией, по поводу чего и как можно договориться. Я знаю, что главная проблема, это даже не амнистия, как элемент, а гарантии безопасности на будущее. Это система управления там, которая бы устраивала их, и которая не выходила бы за нормы основного закона, потому что у нас унитарное государство и автономный статус есть, это автономный статус Крыма, и этот автономный статус можно распространить еще и на Донбасс. Правда, за это против меня возбудили уголовное дело, но я с этим справлюсь, я с этим справлюсь. А вот с миром мы должны, действительно, покончить, именно миром и именно прекращением боевых действий.

Ведущий: План полезен, Виктор Владимирович, но есть один момент, понимаете, а он очень важен. С моей точки зрения он очень принципиален. Люди должны захотеть.

Виктор Медведчук: Правильно.

Ведущий: Люди должны захотеть туда вернуться. А до тех пор пока там правят бал, вам это слово не понравилось. Но с моей точки зрения нацистские группировки и олигархи, которые на ниточке у Вашингтона висят, никто на Донбассе не захочет возвращаться при любом юридикотехническом, ну...

Виктор Медведчук: Оформлении.

Ведущий: Оформлении всего этого дела, потому что есть сущностный вопрос. Вот вы продемонстрировали свою идеологическую твердость, рассказывая про историю с Вилкулом и бизнес крылом. Но, в принципе, Донбасс имеет тоже идеологическую твердость.

Виктор Медведчук: Это ментальность называется, не идеология даже, а ментальность.

Ведущий: В ту Украину, где правят бал нацисты и олигархи на приводе у американцев, люди Донбасса не захотят возвращаться. Это не говоря уже о том, что когда вы приезжали к Бородаю и т.д. это не было массовых обстрелов и бомбежек.

Виктор Медведчук: Это не было гибели тысяч людей.

Ведущий: Не было гибели тысяч людей тогда, да была другая ситуация.

Виктор Медведчук: Я прошу прощения, и при этом при всем я остаюсь принципиальным и последовательным по этому вопросу. Почему? Потому что в основе плана, в основе плана - вернуть людей, не территории, а людей. А людей вернуть вы абсолютно правильно сказали, надо их убедить, надо сделать так, чтобы они это делать захотели, и кстати, для этого есть определенные идеи при наличии политической воли руководство Украины это может сделать.

Ведущий: Володя, прошу вас.

Владимир Мамонтов, генеральный директор радиостанции "Говорит Москва": Мне кажется, больше всего те самые марионетки и вместе с хозяевами боятся того, чтобы дончане в любом каком-то варианте вернулись.

Виктор Медведчук: Абсолютно правильно.

Владимир Мамонтов: А вопрос у меня будет очень короткий. Вы в одном интервью сказали, что еще одного майдана Украина не переживет. Тем не менее, майданы будут, погромы будут.

Виктор Медведчук: Во-первых, не дай Бог.

Владимир Мамонтов: Не дай Бог, да. Нов вот, тем не менее, если не еще один майдан, тогда как?

Виктор Медведчук: Вы знаете, представьте себе, да, 31 марта, 1 апреля предварительные экзит-пулы там, потом предварительные данные и вот во второй тур выходят условно - Зеленский и Порошенко, а Тимошенко не попадает. Что будет? Я даже не знаю. Я даже не знаю, но похоже то, что о чем вы спрашиваете, получит и может получить положительный ответ. И могут быть и другие вопросы, которые с учетом вот той грязной избирательной кампании, которая имеет место. Они ж ведь создают вот тот предпосыл, они создают условия, мотивацию для людей, которые потом скажут: да как же, я же победил, а меня туда не пустили, да нет, это несправедливость, надо их громить, надо уничтожать, они захватили незаконно власть. Разве таких будет мало? Так это я еще не сказал про Ляшко, про Гриценка, т.е. весь вопрос все-таки в ресурсности. Но, самое главное, я вам хочу сказать, я хорошо знаю, как был майдан первый и майдан второй. Без внешнего влияния эти майданы ни разу не состоялись. Если здесь будет внешнее неудовлетворение от главного хозяина украинской власти Вашингтоном, который осуществляет внешнее управление в стране, если они чем-то будут недовольны и будут инициировать или будут этому способствовать, то тогда это возможно. В противном случае, майданы не будут. Правильно сказал Владимир Владимирович, будут погромы, будут хаос, будут непонятно что, что еще раз подчеркнет вот эту сутьность. А вот вопрос по поводу того, с чего вы начали свои реплики, по поводу Донбасса, я вам хочу сказать, да, совершенно верно, им Донбасс не нужен, они бы с удовольствием от него отказались, только они не могут добровольно отказаться. Надо, чтобы его у них забрали. Потому что, когда они предлагают мирный план, а я говорю, что наш план он реальный, а их нереальный, я ведь хорошо понимаю, что мы имеем дело с умными людьми. Разве Порошенко не умный? Умный! Тимошенко умная. Один был неоднократно министром, пять лет президентом, другая - дважды премьером. Зеленский тоже умный. Но ведь они рассказывают в плане план Будапештский меморандум, который вообще не имеет никакого отношения, кто-то рассказывает про военно-дипломатический путь, кто-то говорит, что это одна из главных задач, вот сейчас выиграю - мир на Донбассе, верну Крым и все остальное, ради того чтобы только кто-то поверил, ведь кто-то ж поверит. А сколько этих будет кто-то, в этом проблема, поэтому они своими планами именно так и кичатся, потому что они не собираются этого делать, а мы реально собираемся. И поэтому я готов ответить на любую реплику и вопрос, когда говорю, правильно сказал Владимир Владимирович, а как этих людей убедить и Дмитрий правильно подметил о том, что надо сделать то, что им подойдет, надо через сознание, через ментальность, через понимание ситуации дойти до них для того, чтобы они вернулись.

Ведущий: Виктор Владимирович, к сожалению, время у нас ограничено, мы не можем безразмерно говорить. Хотя по содержанию количеству вопросов и тому, как вы это обсуждаете, можно было часов пять смело потратить на этот разговор, и никто бы не устал, и всем было бы интересно. Спасибо большое за эту встречу, удачи вам в ваших делах, ну, а с телезрителями я прощаюсь, и мы увидимся, как обычно, через неделю на канале ТВ-центр.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Боевики обстреляли населенный пункт на Донбассе: пострадала женщина Самолет с главой МВФ на борту совершил экстренную посадку в Аргентине Во Львове произошел масштабный пожар в спорткомплексе Минобороны Стали известны подробности нападения на здание НАБУ Гибель девочки на Донбассе: ГПУ обнародовала доказательства обстрела со стороны боевиков

Последние новости